"Точечные" вымирания в неогене

В течении неогена (23 - 2,6 миллиона лет назад) планета стремительно приобретала современный облик. Холодало, материки занимали практически привычные для нас по школьным картам места. По сравнению с палеогеном, довольно сильно поменялись природные ландшафты. Общее иссушение и похолодание климата привело к замене обширных палеогеновых лесов на весьма большой территории всех материков степным редколесьем по типу современной африканской саванны. К слову, это привело к положительным последствиям в виде увеличения биологического разнообразия и количества биомассы на единицу площади.

"Вымирательные" традиции животным миром суши отнюдь не были забыты, но теперь носили точечный характер как по таксонам, так и географически. Естественно, что с отступлением лесов лесные жители заменялись степными. Весьма значительно снизилось разнообразие приматов и приматоморфов, насекомоядных, многих птиц и прочих обитающих в кронах деревьев и роящихся в лесной подстилке обитателей.

Зато увеличилось разнообразие грызунов, копытных, полукопытных и охотящихся на них хищных. Первые (грызуны) именно в неогене окончательно "добили" древних многобугорчатых, лишив их кормовой базы и мест обитания. Копытные медленно, но верно меняли вектор развития с наращивания большой тушки на скорость передвижения и эффективное пищеварение.

Гигантские носороги и тапиры палеогена уступили место эффективным в плане пищеварения, часто стадным (то есть эффективным в плане ещё и обороны от хищников и защиты потомства) и быстрым парнокопытным степных ландшафтов. Этим животным для эффективного выживания уже не требовалось выращивать многотонную тушу, а можно стало ограничиться максимум тонной-полутора.

Хищные животные остались к середине неогена представлены только одним отрядом - "настоящими" хищными-карниворами. Второй - креодонты, не выдержал конкуренции и вымер. Окончательно вымерли в неогене и примитивные копытные хищники, вроде палеогеновых мезонихид, а также те копытные, которые решили стать хищниками уже позже разделения хищных и копытных (вроде энтелодонтов).

Непарнокопытные, кстати, не сдались совсем и окончательно вымирать не собирались. Они предоставили миру достаточно эффективную в плане размеров и резвости модель гиппариона, а позже и его эволюционных потомков - лошадиных (современных зебр, ослов и лошадей). Эти небольшие лошадки стали настолько распространены в степных ландшафтах Северной Америки, Евразии и Африки, что даже возникло название "гиппарионовая фауна". К слову, эти лошадки весьма значительно притормозили эволюцию парнокопытных.

Самая большая "вымирательная" трагедия неогена случилась незадолго до его окончания. Около 3 миллионов лет назад возник Панамский перешеек и Северная Америка соединилась с Южной. Произошёл так называемый Великий американский обмен, когда два материка бросились обмениваться своим животным миром. Стоит учесть, что Южная Америка со времён мелового периода была материком-изолянтом, и фауна (и флора тоже!) там развивались весьма своеобразно и не всегда успешно в эволюционном плане.

"Южные" не выдержали объединения материков. В течении буквально полумиллиона лет вымерла почти вся уникальная фауна Южной Америки из многочисленных сумчатых, интереснейших южноамериканских копытных, которые не имеют практически никакого отношения к копытным "настоящим", а также представителей типично южноамериканского отряда Ксенартр.

Выжили из "южан" немногие. Остались (и даже проникли на север) немногочисленные сумчатые и неполнозубые, а также крупные хищные нелетающие птицы - диатримы. Вся остальная уникальная фауна пошла "под нож" при нашествии "настоящих" копытных и хищных. В принципе, "закон кармы" вскоре настиг северных пришельцев. В северном полушарии начинался очередной ледниковый период. Но это уже совсем другая сказка.