Хроники Столетней войны. Часть 36-я. Последний поход Чёрного принца.

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ.

После того, как Эдуард III официально повторно объявил себя королём Франции, вернув на свой герб золотые лилии, симметрично размещенные на лазоревом геральдическом щите, а Карл V объявил о полной конфискации в свою пользу герцогства Аквитания 30 ноября 1369 года, Столетняя война после девятилетнего перерыва возобновилась.

Второй период Столетней войны, длившийся с 1369 по 1389 гг., у многих современных историков принято называть «Каролинской войной», поскольку со стороны Франции боевые действия вели два короля с одинаковым именем – Карл V Мудрый, а затем его сын и преемник Карл VI Безумный.

Несмотря на то, что второй этап длился два десятка лет, во многом определяющей стала кампания 1370 года. На этот раз стратегической инициативой впервые за всё время противостояния владела французская сторона. Вняв советам своих военачальников, главным из которых был Бертран Дюгеклен (дю Геклен), недавно получивший от короля высшую воинскую должность – великого коннетабля Франции, прежде крайне осторожный Карл V принял решение нанести удары по владениям герцогства Аквитанского сразу с трёх сторон.

С юго-восточного направления предстояло наступать армии, которую возглавил старший из братьев короля – Луи I, герцог Анжуйский. Его задачей было стремительное наступление вглубь Аквитании вдоль русла реки Гаронны в направлении на Ла-Реоль и Бержерак. Не будучи искушенным в военном ремесле и полководческом искусстве, герцог Анжуйский заранее похвалялся тем, что англичане будут им изгнаны из пределов Франции в течение ближайших двух лет.

Ещё один брат Карла V – Жан I, герцог Беррийский и Овернский, сосредоточил своё войско у восточных границ исторической области, носящей название Лимузен. Ему предстояло продвигаться в западном направлении, угрожая Ангулему – городу, в котором находилась ставка Эдуарда Вудстока.

Третья армия под началом маршала Жана IV де Мокенши, виконта де Бленвиля, наступала с северного направления, угрожая владениям графства Пуату. Коннетабль, только что вернувшийся из Кастилии, осуществлял общее руководство всеми наступательными операциями, а заодно возглавлял оперативный резерв – тысячу французских латников и тысячу бретонских наёмников.

Как уже было сказано в предыдущих публикациях, Карл V не принадлежал к числу королей-полководцев, но ещё до начала решающих столкновений он чётко обозначил общую стратегию на всю предстоящую кампанию. Британский военный историк Гордон Корриган – автор большого исследовательского труда по истории Столетней войны по этому поводу даёт следующий подробный комментарий:

«Карл V учел уроки Креси и Пуатье, понимая, что воевать с англичанами в открытом бою бессмысленно, поражение обеспечено. Король предложил своим командирам наносить удары англичанам выборочно. Такую тактику в современном мире называют партизанской войной. Нападать надо было только на города с маленьким гарнизоном, устраивать западни, уничтожать конвои, вести агитацию среди жителей, подкупать их, склонять на свою сторону»[1].

Тройное вторжение противника не застало Эдуарда Вудстока врасплох. Он знал о том, что враги в нескольких местах сосредотачиваются у границ Аквитании. Весь трагизм положения Чёрного принца заключался в том, что у него не имелось даже минимального количества свободных от гарнизонной службы воинов, чтобы парировать удары французских принцев и маршала де Мокенши.

Более того, наёмников, лучников, латников и рыцарей у наместника Аквитании не хватало даже для полноценного их распределения по гарнизонам важнейших городов, крепостей и замков. Наконец, сам наследник английского престола был настолько ослаблен своими хроническими и прогрессирующими болезнями, что практически перестал подниматься с постели. Он принимал доклады своих советников и военачальников в спальной комнате.

Английская казна оскудела настолько, что Эдуард III, понимая всю важность защиты Аквитании, смог прислать в помощь своему старшему сыну всего два небольших по численности отряда. Сначала в Бордо прибыл барон сэр Уолтер Хьюитт. Под его началом было 500 человек – 30 рыцарей, 170 латников и 300 лучников. Затем в Гасконь явился принц Джон Гонт, герцог Ланкастерский. Его отряд также был немногочисленным и состоял из 810 воинов – 310 латников и 500 лучников.

1310 английских воинов и пара сотен собственных солдат – это всё, на что мог рассчитывать Чёрный принц, прикованный к постели, при разработке операций, направленных на эффективное противодействие врагу. В то время, когда только в распоряжении Луи Анжуйского имелось 4000 латников и тяжеловооруженных воинов.

В этой ситуации Эдуарду Вудстоку пришлось в корне менять свою прежнюю стратегию и заново выстраивать взаимоотношения с феодалами, владения которых находились в Аквитании. Всем, кто в прошлом и текущем году перешёл на службу к королю Франции, был дарован шанс на полное прощение и амнистию в случае возвращение в подданство английской короны.

У тех представителей аквитанской знати, которые окончательно связали свою дальнейшую службу с династией де Валуа, все земли и наследные владения подлежали полной конфискации. Большую часть этих конфискованных земель принц Уэльский перераспределял между другими вассалами, что сохранили ему верность.

Однако до конца преданных Эдуарду Вудстоку баронов, виконтов и прочих сеньоров оказалось не так уж и много. Верность английской короне сохраняли преимущественно представители знати, чьи владения находились непосредственно в Гаскони. Представители знати прочих аквитанских земель, областей и графств, прежде входивших в состав Франции, в подавляющем большинстве своём предпочли вновь признать своим сюзереном Карла V.

В целом кампания для французской стороны развивалась успешно. В мае 1370 года Луи Анжуйский после осады взял крепость Муассак, а затем в июне заставил капитулировать крепость Ажен. Таким образом, графство Керси было окончательно освобождено от английского присутствия. Более того, герцог Анжуйский своими успешными действиями создал надёжный и обширный плацдарм для будущего освобождения графства Арманьяк, а также для вторжения в восточные земли Гаскони.

Бертран Дюгеклен со своим небольшим, но очень мобильным войском, состоящим из профессионалов и ветеранов предыдущих кампаний, к исходу лета практически полностью освободил территорию графства Перигор. Наибольшего в стратегическом плане успеха добился герцог Беррийский.

Он без боя, действуя методом подкупов, уговоров, увещеваний и обещаний, добился того, что 24 августа перед ним ворота распахнул Лимож – один из крупнейших и богатейших городов восточной части Аквитании. Именно в Лиможе состоялась торжественная церемония интронизации знаменитого Ричарда I Львиное Сердце, который первым из английских монархов короновался как суверенный герцог Аквитании.

От Лиможа открывался один из самых коротких и практически незащищенных путей, ведущих к Ангулему. Эдуард Вудсток не мог смириться с потерей города, столь важного в стратегическом, экономическом и геополитическом отношении. Кроме того, принц Уэльский был до крайности возмущён вероломством городских властей и местного епископа, что нарушили клятву верности, без какого-либо сопротивления сдав город врагу.

Наместник Аквитании, едва контролируя себя от затяжной вспышки гнева, торжественно поклялся душой отца, что очень скоро отобьёт у французов назад мятежный город. Все свои обеты Эдуард Вудсток непременно исполнял, а душой отца своего он клялся в исключительных случаях. Можно смело сказать, что подобная клятва была для него священной.

Находясь в специальных походных носилках – паланкине, Чёрный принц возглавил карательную экспедицию против Лиможа. Вместе с ним в поход 7 сентября выступили 1200 латников, 1000 лучников и несколько сотен гасконских пехотинцев. Возглавляли трёхтысячный отряд младшие братья аквитанского правителя – принц Джон Гонт и Эдмунд Лэнгли, герцог Йоркский, а также Джон де Хестингс, граф Пемброк, Жан де Грайи, капталь де Бюш, и барон сэр Уолтер Хьюитт.

Через неделю войско принца Уэльского достигло Лиможа. К тому моменту герцог Беррийский покинул город, оставив в нём две сотни латников. Узнав о приближении разъяренного Эдуарда Вудстока, многие из горожан поспешили объявить себя поданными английской короны. Население Лиможа на тот момент составляло около 12 000 человек. Примерно 3000 из них держали сторону Карла V, остальные поспешили изъявить верность и покорность Чёрному принцу. Во главе профранцузской партии стоял местный епископ Жан де Мюрат де Кро.

Сторонники французского короля забаррикадировались в городских кварталах Нижнего города (Ситэ). Жители Старого города (Шато) сразу же распахнули все ворота перед англичанами и союзными им гасконцами. Эдуард Вудсток в тот же день – 14 сентября приступил к осаде мятежной части Лиможа. Полноценного осадного парка у наместника Аквитании не было, но этот факт не смущал Чёрного принца.

Он принял решение обрушить самую ветхую часть внешней стены Ситэ, стоявшую на заболоченном грунте, прорыв под неё подкоп. Однако зоркие и бдительные стражники гарнизона, неся караульную службу на башнях, вовремя раскрыли вражескую хитрость. Капитан Жан де Вилльмур, фактически возглавлявший оборону Лиможа, приказал рыть встречный подкоп – контрмину.

Два подземных тоннеля соединились именно в тот день и час, когда английскими землекопами лично руководил Джон Гонт. В узком, тесном, душном и плохо освещенном подкопе разгорелось жестокое сражение. При свете факелов французы и англичане, стесненные подземным пространством, отчаянно дрались, имея возможность наносить только короткие колющие удары кинжалами, кольями и лопатами. В конце концов, принцу Джону пришлось дать приказ на отход. Французы, воспользовавшись отступлением противника, быстро засыпали изнутри тоннель. При этом тела павших были сложены штабелями и использованы в качестве «закупорки» заваленной подземной галереи.

В последующие три дня по наиболее уязвимым местам внешней стены Нижнего города (по подсказкам проанглийской партии) метали снаряды камнемёты и стреломёты, сооруженные людьми Эдуарда Вудстока. 18 сентября на одном из участков стены образовалась небольшая брешь. Герцог Ланкастерский тут же устремился к пролому во главе отряда латников.

На обломках разрушенной стены развернулась жесточайшая схватка. Не считаясь с травмами и потерями, англичане упорно лезли вперёд, неистово напирая. Французы не менее мужественно и самозабвенно оборонялись, не пуская врага внутрь города и постоянно переходя в контратаки.

В лучших традициях рыцарской эпохи Джон Гонт сошёлся в личном поединке с Жаном де Вилльмуром. Дуэль двух военачальников была яростной, бескомпромиссной и эпической. Закончилось это очное противостояние ничьёй. Отважные и благородные рыцари разошлись, когда силы их полностью иссякли.

При этом брат принца Уэльского похвалил своего визави, искренне восхитившись его мужеством, отвагой и умением владеть мечом. В ответ французский капитан поблагодарил своего оппонента за великую честь – скрестить оружие и сразиться один на один с одним из самых опытных и знаменитых полководцев Англии.

На следующий день – 19 сентября осаждающим удалось при помощи нового подкопа, незамеченного противником, обрушить целую секцию внешней крепостной стены Лиможа. В образовавшийся пролом могли одновременно проникнуть почти сотня воинов. Кроме того, скорняк Жак Баярд – один из тайных сторонников Эдуарда Вудстока, что волею случая находился в Ситэ, воспользовался отвлечением стражи и открыл одни из ворот, находившиеся на юго-западной стороне внешней стены.

С этой минуты Нижний город был обречён. Чёрный принц бросил все свои наличные силы на общий штурм. Жан де Вилльмур приказал своим воинам отступать к центру Старого города, надеясь организовать последний оплот обороны во дворце, принадлежавшего епископу Жану де Кро. Несмотря на малочисленность своих сил, капитан отрядил нескольких воинов, чтобы те наказали предателя Баярда. Ренегат-скорняк и несколько его сторонников были зарублены в отместку за свою измену.

Тем временем, уцелевшие бойцы Жана де Вилльмура отступали к епископскому дворцу, поджигая деревянные дома и постройки перед собой, чтобы задержать продвижение англичан. Оставшиеся солдаты гарнизона, засели в резиденции местного епископа, оказав отчаянное сопротивление. В знак уважения к отваге и мужеству Жана де Вилльмура принц Уэльский предложил капитану и его людям капитуляцию на самых почётных условиях. Понимая всю безысходность своего положения, Жан де Вилльмур согласился на сдачу в плен.

Подробности о дальнейших событиях, получивших известность под названием «лиможская бойня», находим у хронистов – современников, очевидцев и свидетелей разыгравшейся кровавой драмы. Самым подробным и эмоциональным повествованием, как всегда, отличается фундаментальный труд Жана Фруассара – главного французского летописца первой половины Столетней войны:

«И были они [англичане] злы, и рассеялись по городу, убивая мужчин, женщин и детей, как им было приказано. Это душераздирающее зрелище, когда мужчины, женщины и дети бросались на колени перед принцем и молили: “Милосердия, благородный сир, милосердия!” Но он был настолько разъярён, что не слушал их. И никто не снизошёл к их мольбам. Они предавали мечу всех, кого находили, или кто попадался им на пути, даже если это были невинные люди. …Даже самый жестокосердный человек, окажись он в Лиможе и помни о Господе, осудил бы это, поскольку более трёх тысяч мужчин, женщин и детей погибли в тот день. Господи, помилуй их души, ибо они были настоящими мучениками»[2].

Сведения о том, что войско Чёрного принца во время лиможской резни истребило и предало жестокой смерти несколько тысяч местных городских жителей и окрестных беженцев, содержатся в трудах известного английского хрониста Томаса Уолсингема, в сочинениях анонимного хрониста, известного под именем «Герольд Чандоса», а также во французской анонимной «Хронике первых четырёх Валуа».

Самая мрачная и удручающая картина расправы над жителями Лиможа содержится в одном из городских манускриптов, сохранившихся до наших дней: «Принц вошёл в город в сопровождении герцога Ланкастерского, графов Пемброкского, Кембриджского, Гишара д’Англя и других, убивая всех, кого они находили в городе – мужчин и женщин, детей и девиц, невзирая на возраст. Те бросались к их ногам, умоляя принца о милосердии. Но он не желал их слушать; напротив, их убивали прямо перед ним. И они дошли таким образом от дверей Сен-Андрэ до самых дверей Сен-Этьена, где была учинена грандиозная резня, ибо большинство жителей собралось там в поисках безопасного убежища, но это их не спасло. И было убито там более десяти тысяч, по большей части невиновных в мятеже»[3].

Сам принц Уэльский, представители английской знати, принимавшие участие в штурме Лиможа, а также лояльные английской короне хронисты из окрестных аббатств сообщали, что всего во время штурма Лиможа и в последующие дни погибли и были преданы казни лишь 200-300 человек. Точное количество жертв «лиможской резни» уже вряд ли удастся установить. Однако, что самое удивительное, лидер мятежников – епископ Жан де Мюрат де Кро, что покаялся в своей измене, стоя на коленях перед наместником Аквитании, был им не только пощажён, но и прощён.

Однако пострадало не только местное население, но и сам город. Хронист из соседнего городка Юзерш сообщает следующие подробности пребывания англичан в захваченном Лиможе: «И указанный город был сожжён, до основания разрушен, разграблен и полностью опустошён. Монастыри и церкви ограблены и осквернены убийством в них людей; святые реликвии, образа святых, и распятия разграблены и выломаны. Епископ, аббаты Святого Марциала и Святого Августина, а также священники захвачены в плен»[4].

Эдуард Вудсток пощадил тех жителей Лиможа, которые своевременно успели «переметнуться» накануне или в самый последний момент в число верноподданных английской короны. Нижний город по суровому приказу принца Уэльского подвергся полнейшему разгрому, разграблению, разрушению, опустошению и сожжению. «Набожный и истинно верующий» наместник Аквитании оставил целыми только собор и дома, принадлежавшие каноникам, державшими сторону Англии.

Всё имущество мятежников было подчистую конфисковано в пользу Чёрного принца. На всех уцелевших жителей Лиможа, включая и проанглийскую партию (чтобы впредь даже думать не смели о смене своего господина и принадлежности к враждебной короне), был наложен огромный штраф в размере 40 000 золотых экю. Разгромленный, разрушенный, ограбленный, сожженный и оскверненный Лимож полностью заново был отстроен и восстановлен в прежних городских границах лишь во второй четверти XVI века.

«Лиможская бойня» стала наглядным и показательным актом устрашения для других городов Аквитании, лелеявших мечту отложиться от верховного наместничества принца Уэльского. Вполне возможно, что подобными карательными акциями Эдуарду Вудстоку и удалось бы на время удержать в повиновении своих ненадёжных вассалов. Однако поход к Лиможу и его осада окончательно подорвали здоровье Чёрного принца. По возвращении в Ангулем он уже не вставал с постели, распустив 20 октября отряды своих союзников и наёмников.

Сразу после Рождества наместник Аквитании отбыл на корабле в Англию, напрасно надеясь, что на родине ему удастся вновь встать на ноги, а Джон Гонт в его отсутствие сумеет отразить все коварные выпады французов и подавить внутренний сепаратизм аквитанских вассалов.

Перед самым отплытием Чёрный принц даровал свободу Жану де Вилльмуру. Рыцарское отношение Эдуарда к своему пленнику сыграло для последнего роковую роль. Карл V счёл капитуляцию своего подданного в Лиможе и последующее его пребывание в плену недостойным звания королевского капитана. Жан де Вилльмур был изгнан со службы, а всего земельные владения и имущества конфискованы в пользу французской короны.

«Лиможская бойня» стала последним боевым походом в насыщенной славными победами полководческой карьере Эдуарда Вудстока. В Англии он не сможет ни исцелиться, ни хотя бы частично восстановить свои прежние физические силы. Непродолжительные промежутки ремиссии, когда он сможет обходиться без постели, всё чаще будут сменяться затяжными периодами ухудшения состояния.

Принц Уэльский неоднократно будет порываться и всеми силами своего могучего духа стремиться обратно в Аквитанию, где дела будут идти всё хуже и хуже, но физическая немощь не позволит некогда непобедимому наследнику престола более покинуть пределы Англии.

[1] - Корриган Г. Столетняя война. Великое и славное приключение. – М.: АСТ, Neoclassic, 2015 [электронная версия] // Электронная библиотека «Лит Мир». 2019-2023. URL: https://litmir.club/br/?b=242736&p=43 [дата обращения 17.07.2023].

[2] - Фруассар Ж. Хроники Англии, Франции, Испании и соседних стран от конца правления Эдуарда II до коронации Генриха IV [электронная версия] // Электронная библиотека «Лит Мир». 2019-2023. URL: https://litmir.club/br/?b=237369&p=226 [дата обращения 17.07.2023].

[3] - Annales manuscriptes de Limoges dites Manuscript de 1683 / fid. par E. Ruben, F. Achard & P. Ducourtieux. Limoges, 1872. P. 272-73.

[4] - La suite de la chronique d’Uzerche (1320–1373) // Melanges Paul Fabre. Etides d’histoire du Moyen age. Geneve, 1972. P. 415.

ПОЛНОСТЬЮ ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Хроники Столетней войны» МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Спор за вакантную французскую корону.

Часть 2-я. Последние приготовления и кампания 1338 года.

Часть 3-я. Осторожная проба сил.

Часть 4-я. Большие манёвры королей-флотоводцев.

Часть 5-я. Морская битва при Слёйсе.

Часть 6-я. Упущенные шансы и нереализованные возможности.

Часть 7-я. Противостояние продолжается.

Часть 8-я. Кампания 1346 года: английское вторжение в Нормандию.

Часть 9-я. Кампания 1346 года: осада Кана.

Часть 10-я. Кампания 1346 года. От Нормандии до Пикардии: опустошительный английский марш.

Часть 11-я. Кампания 1346 года: путь к Креси.

Часть 12-я. Битва при Креси. Французская армия.

Часть 13-я. Битва при Креси. Войско Эдуарда III.

Часть 14-я. Битва при Креси: численность английской армии.

Часть 15-я. Битва при Креси: численность сил Филиппа VI.

Часть 16-я. Битва при Креси. Сумбурный пролог.

Часть 17-я. Битва при Креси. Английские лучники против генуэзских арбалетчиков.

Часть 18-я. Битва при Креси. Триумф английского длинного лука.

Часть 19-я. Битва при Креси. Апофеоз рыцарской отваги и самопожертвования.

Часть 20-я. Битва при Креси. Итоги и последствия.

Часть 21-я. Осада Кале.

Часть 22-я. Совсем не мирное перемирие.

Часть 23-я. Новая стратегия английского короля.

Часть 24-я. Кампании Чёрного принца. Разорение Южной Франции.

Часть 25-я. Кампании Чёрного принца. Испытания на прочность.

Часть 26-я. Битва при Пуатье. Схватка кузенов неизбежна.

Часть 27-я. Битва при Пуатье. Стихийное начало или призраки Креси.

Часть 28-я. Битва при Пуатье. Атака обречённых.

Часть 29-я. Битва при Пуатье. Закономерный финал.

Часть 30-я. «Vae victis».

Часть 31-я. Злоключения Иоанна II Доброго.

Часть 32-я. Франция у края пропасти.

Часть 33-я. Последняя кампания Эдуарда III или заветные мечты сбываются.

Часть 34-я. «Le Roi est mort, vive le Roi»!

Часть 35-я. Франция поднимается с колен.

Часть 36-я. Последний поход Чёрного принца.

Часть 37-я. Кризис английской стратегии и ратные доблести Бертрана Дюгеклена.

Часть 38-я. Кульминация битвы за Аквитанию.

Часть 39-я. Завершение великой эпохи.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!