Как сторонники ИГ атаковали подмосковные Люберцы Избранное

24.09.2018 07:44
shadow

“Ъ” стали известны подробности уголовного дела, по которому группа уроженцев Средней Азии была осуждена на длительные сроки за подготовку теракта в подмосковных Люберцах. По данным следствия и суда, присягнув в интернете на верность террористической организации «Исламское государство» (ИГ; запрещена в РФ), злоумышленники решили поддержать единомышленников в Сирии, развязав террор в ближнем Подмосковье. Предотвратить теракт удалось благодаря бдительному пассажиру маршрутки, которому не понравилось ведро в пакете, оставленное кем-то в салоне, и кинологу, вовремя отсоединившему от самодельного взрывного устройства (СВУ) мобильный телефон, звонком на который оно должно было приводиться в действие.

В группу заговорщиков, по данным следствия, входили Наджибуддин Самардини, Хабибулло Хикматуллои, Бахриддин Муминов, Гуломжон Хасанов, Анвар Юлдашев и Манучехр Латипов, совершившие в Москве и Подмосковье тяжкие и особо тяжкие преступления, предусмотренные, в частности, ст. ст. 30, 205, 223, 222 УК — подготовка теракта, незаконное изготовление взрывчатки и оружия, а также их незаконный оборот.

В начале 2016 года фигуранты расследования познакомились друг с другом в соцсетях и стали активными читателями одного из каналов, администраторами которого, по данным ФСБ, выступали люди, связанные с запрещенным в РФ «Исламским государством». После того, как молодые люди в переписке присягнули на верность ИГ, им предложили доказать свои убеждения делом, совершив теракт в столичном регионе. Взрыв, по версии следствия, готовился для «дестабилизации деятельности органов власти» и «воздействия на них с целью принятия решения о прекращении военной операции по пресечению деятельности «Исламского государства» в Сирии».

Используя для конспирации закрытые каналы интернет-рации Zello, участники группы распределили между собой роли. В 20-х числах августа 2016 года, прослушав по Zello наставления о том, как и из чего в домашних условиях изготовить бомбу, злоумышленники начали действовать. Юлдашев выделил на акцию 2300 руб., переведя их со своей карты Сбербанка другому заговорщику. Латипов, Хикматуллои и Муминов, добавив к этой сумме свои деньги, приобрели в магазинах компоненты для будущего СВУ. Для корпуса бомбы решили использовать металлическое ведро из-под грунтовки.

Бомбу Латипов и Хикматуллои изготовили в квартире, которую снимали в подмосковном поселке Тучково, доставили ее оттуда на машине в Москву и спрятали в квартире, которую снимал Хасанов. Об этом по Zello Муминов сообщил Хикматуллои и Самардини. Последний, считает следствие, по интернет-рации поставил в известность о том, что подготовка к теракту закончена, идеолога акции, находившегося в Сирии.

26 августа Латипов доставил бомбу в Люберцы, где он жил, и оставил ее в салоне маршрутного такси, сообщив об этом по Zello Самардини. Однако черный пакет, в котором находилось ведро, обнаружил один из пассажиров. Возле остановки водитель маршрутки вынес подозрительный пакет из салона и вызвал полицию. Кинолог, обследовавший находку, обнаружил, что к ведру изолентой прикреплены гвозди и мобильный телефон с проводами, уходящими внутрь устройства. Отсоединив телефон, он фактически обезвредил бомбу, заряженную, как указано в экспертизе, самодельным «смесевым взрывчатым веществом».

Уже через пару дней сотрудникам ФСБ удалось вычислить и задержать сторонников ИГ, участвовавших в подготовке теракта. Оказавшись под стражей, большинство из них сразу решило сотрудничать со следствием, подробно рассказав о происшедшем. Доказательством их вины послужили не только признания, но и результаты обысков. У тех заговорщиков, кто участвовал в изготовлении СВУ, дома нашли остатки его компонентов. В частности, кастрюлю с остатками селитры, из которой при помощи обычной скалки делалась взрывчатая смесь. Кроме того, преступников опознали продавцы магазинов, где приобретались компоненты для будущей бомбы. Следует отметить, что обвиняемые использовали перчатки, но до конца соблюсти меры конспирации им все равно не удалось. Отпечатки их пальцев и биологические следы, в частности, остались на изоленте, которой к ведру крепились поражающие элементы в виде гвоздей.

Московский окружной военный суд, несмотря на признание подсудимыми своей вины, назначил Самардини, Хикматуллои и Муминову по 18 лет заключения, Хасанова отправил на строгий режим на 13 лет, а Юлдашева и Латипова приговорил к 12 годам лишения свободы. Их адвокаты обратились в Верховный суд (ВС), считая приговор несправедливым вследствие «чрезмерной суровости наказания». Защитники полагали, что, вынося свое решение, военный суд недостаточно учел смягчающие вину фигурантов обстоятельства, а именно их активное способствование раскрытию преступления, изобличение сообщников, осознание вины и искреннее раскаяние. ВС просили также учесть наличие у осужденных малолетних детей и затруднительное материальное положение их семей. По мнению защитников, подсудимые должны были получить минимальные сроки. Гособвинитель с ними не согласился, предложив ВС оставить приговор без изменения. Дальнейшую судьбу своих клиентов защитники обсуждать с “Ъ” отказались.