Как Назарбаев свой первый "Боинг" покупал

05.12.2018 06:25
shadow

О том, как формировались отношения США с суверенным Казахстаном на самой заре независимости, можно узнать из рассекреченных  документов, опубликованных библиотекой бывшего американского президента Билла Клинтона.  И если для США (в силу сменяемости власти) эти материалы представляют собой исторический интерес, то для Казахстана (в силу отсутствия таковой) они до сих пор имеют актуальное политическое значение.  

Мы  познакомились с этой коллекцией и решили рассказать нашей аудитории о некоторых наиболее интересных эпизодах из истории отношений двух государств в рамках подведения итогов 30-летнего правления казахстанского президента Нурсултана Назарбаева.

Напомним, что ровно тридцать лет с того момента, как Нурсултан  Назарбаев  возглавил Казахстан сначала в качестве первого секретаря ЦК Компартии Казахской ССР, потом президента Казахской ССР в составе СССР и, наконец, суверенного Казахстана, исполнится 22 июня 2019 года. За эти годы случилось много и плохого, и хорошего, и, похоже, настала пора подводить исторические итоги этого периода. 

    Билл Клинтон и Нурсултан Назарбаев. Фото со страницыПосольства США в РК 

В феврале 1994 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев прилетел в США на встречу с президентом США Биллом Клинтоном. Платформа независимости Казахстана тогда еще только формировалась и Штаты играли в этом процессе системную роль. Они должны были хоть как-то ограничить сохранившуюся с советских времен политическую монополию Москвы на принятие ключевых решений молодой республики. 

Накануне этого исторического визита Назарбаев принял решение приобрести Boeing 747 – огромный двухпалубный самолет, крупнейший на тот момент. 

Это было незаурядное событие. Президент Казахстана стал первым лидером на постсоветском пространстве, купившим такой борт. В этом было что-то очень личное. Хорошо известно, что небо было детской мечтой президента, о чем подробно рассказывается в книгах и фильмах. Не став летчиком, Назарбаев сохранил страсть к самолетам уже на посту президента (о чем говорит его приличный авиапарк сегодня). Но в случае с Boeing 747 была и серьезная политическая подоплека.

Как вспоминал первый шеф-пилот елбасы Ербол Оспанов, Назарбаев и раньше посещал США, однако пользовался для этих визитов самолетами и экипажами российского правительственного отряда. На этот раз он отправился именно на «Боинге», чтобы продемонстрировать политическую независимость Казахстана от Москвы. И это  - не предположение.

Покупка казахстанского президента стала предметом обсуждения на переговорах, которые состоялись между Биллом Клинтоном и Нурсултаном Назарбаевым 14 февраля 1994 года. Содержание этих переговоров было рассекречено библиотекой Билла Клинтона и теперь доступно в открытом доступе.  

«Как там Boeing 747, на котором Вы прилетели?» - «невзначай» поинтересовался у Назарбаева вице-президент США Альберт Гор.

На этот случай у президента Казахстана была явно заготовлен «рояль в кустах» - развернутый политический ответ, зафиксированный в протоколе.

«Наша покупка Boeing 747— это символический шаг. Это первый «Боинг» в бывшем Советском Союзе, а я - его первый пассажир», - с ходу поднял планку покупки авиалайнера на геополитический уровень Нурсултан Абишевич.

После чего он произнес небольшую, но крайне показательную речь, использовав незамысловатую связку в виде слова «кстати». Мы приведем здесь ее перевод и оригинал.

«Кстати, это одна из тем для наших переговоров. Дело в том, что мы готовим большой контракт с корпорацией Boeing, который поверг в шок российских авиастроителей. У них есть схожий по характеристикам Ил-96, но он на 7 миллионов долларов США дороже, а его расходы топлива в расчете на одного пассажира - выше. Никто не знает, насколько он вообще безопасен. Руководитель производства авиатехники спросил у меня, зачем мы покупаем Boeing 747. Я ответил, что во время тестовых испытаний (c Ил-96) каждые десять минут происходило что-то неладное. Этот русский был страшно разочарован. Впрочем, если сравнивать «Боинг» с немецким, последний в четыре раза дороже и в три раза менее эффективен».

Не очень понятно, что (и кого) имел в виду президент Казахстана под условным названием «немец» (Германия не проектировала самолеты со времен Второй мировой войны). Скорее всего, он назвал немцем концерн Airbus SE, который считается «европейским» авиапроизводителем, хотя с правовой точки зрения это французская корпорация со штаб-квартирой в Тулузе.

Зато очень понятно читалась политическая часть его заявления - США должны помочь Казахстану противостоять напору России. Ведь если бы не  Boeing 747, Назарбаеву так и пришлось бы летать на Ил-96, который «ломался каждые десять минут».

Это показательное заявление, с учётом того, что через полтора месяца (29 марта 1994 года) Нурсултан Назарбаев выступил в МГУ с речью, в которой рассказывал о жесткой борьбе за рынки сбыта и предупреждал о том, что «выжить можно только в объединении». Сегодня в официальной историографии Казахстана это выступление считается идеологической платформой будущего Евразийского экономического союза (ЕАЭС). На этом основании президента страны записали в отцы-основатели евразийской интеграции.

Но, как видим, на самом деле политическая реальность была гораздо более сложной. И можно предположить, что рассекреченный документ отражает реальность более адекватно, чем публичная речь, ориентированная на российскую аудиторию. Однако суть дела даже не в этом. Если в 1994 году молодой президент Казахстана уже демонстрировал чудеса политической эквилибристики, можно лишь предполагать, какого уровня сложности они достигли сегодня - спустя четверть века непрерывной президентской работы.

В этой связи интересно привести список участников тех конфиденциальных бесед.

С казахстанской стороны (судя по тексту рассекреченной записи) в переговорах участвовали первый заместитель премьера Акежан Кажегельдин, заместитель премьера Сыздык Абишев, шеф аппарата Нуртай Абыкаев, госсоветник Тулеген Жукеев,  а также министр иностранных дел Тулетай Сулейменов и дипломат Алмаз Хамзаев.

Все эти люди сыграли важную роль в становлении внешнеполитической (и что особенно важно, внешнеэкономической системы Казахстана). Но только один из них все еще сохранил место в обойме ближайшего окружения президента.

Мы продолжим изучение материалов библиотеки Клинтона.