Нурсултан Назарбаев готовит трон для своих несовершеннолетних детей Избранное

Нурсултан Назарбаев готовит трон для своих несовершеннолетних детей
01.11.2018 07:54
shadow

Недавно на пресс-конференции в Финляндии Назарбаев заявил, что если он в 2020 году уйдет с поста президента Казахстана, то некому будет обеспечивать «детей наших маленьких». Маленьких детей Назарбаева зовут Тауман Нурсултанулы, 6.04.2005 г.р. и Байкен Нурсултанулы, 5.12.2008 г.р. Назарбаев на той же пресс-конференции заявил, что каждые пять лет, начиная с 1991 года его «избирали с большим преимуществом». Конечно, это циничная ложь в лицо мировому сообществу – никто не избирал Назарбаева, он сам себя назначал, фальсифицируя выборы.

Во время последних «выборов» Назарбаев приписал себе 97,7% голосов. Больше «народной» любви нет ни у кого, кроме Ким Чен Ына. Назарбаев называет себя «основатлем Казахстана», хотя любой школьник знает, что основали Казахское государство в 1465 году Джанибек и Керей. Назарбаев говорит, что у него есть «конституционное право» выставлять каждый раз свою кандидатуру на выборах Президента, но не говорит о том, что именно он долгие годы насиловал эту самую Конституцию, каждый раз внося правки под себя любимонр.

Назарбаев заявил, что не планирует передачу власти по наследству

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в интервью информационному агентству Bloomberg заявил, что не думает над сценарием передачи власти по наследству.

Я никого не примеряю. Наследственность моих детей я не предусматриваю. Я думаю, что это не для нас, — сказал Назарбаев журналистам Bloomberg, добавив, что передача власти в стране будет осуществляться согласно Конституции.

Президент Казахстана также сказал, что намерен работать до 2020 года. «А в 2020 году мы с вами встретимся», — улыбаясь, сказал Назарбаев. Президент сказал, что пока рано говорить о его новом сроке, всё будет зависеть от состояния его здоровья и уровня поддержки населения Казахстана.

На сайте Bloomberg сообщается, что интервью с президентом Казахстана записано в его резиденции в Астане 22 ноября. Агентство отмечает, что вопрос преемственности власти является напряженным в Казахстане, центральноазиатской стране, являющейся крупнейшим производителем энергоресурсов и расположенной между Россией и Китаем, которые борются за доминирование в регионе. Вопрос преемственности власти, как пишут журналисты агентства, в Казахстане актуализируется после смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова, который тоже находился у руля власти с 1989 года.

76-летний Назарбаев является бессменным президентом Казахстана с 1991 года. Согласно Конституции, у Назарбаева нет ограничений на выдвижение своей кандидатуры на президентских выборах. За ним законодательно закреплен статус «лидера нации», дающий ему иммунитет от любого преследования даже после отставки. Гарантии неприкосновенности распространяются также на имущество Назарбаева и совместно проживающих с ним членов семьи.

В западной прессе на этой неделе публикуют интервью с американским экспертом о неопределенности сценариев транзита власти в Казахстане, пишут о «размытых границах» между бизнесом и политикой в стране и вновь обращают внимание на репрессии в китайской провинции Синьцзян, где подвергают преследованиям представителей этнических меньшинств.

«ТОЛЬКО НАЗАРБАЕВ ЗНАЕТ, БУДЕТ ЛИ ОН ВЫДВИГАТЬСЯ»

На американском сайте World Politics Review опубликовали интервью с аналитиком Полом Стронски, старшим научным сотрудником Фонда Карнеги, который исследует политику России, ее отношения с государствами Центральной Азии и Южного Кавказа. В публикации «Казахстан готовится к постназарбаевской эре?» анализируют недавние кадровые перестановки на важных государственных должностях в Казахстане в попытке понять, являются ли они признаком возможного транзита власти.

«Политическая система Казахстана довольно непрозрачна, поэтому неясно, что именно привело к этим перестановкам. Это отсутствие прозрачности создает базу для слухов о росте и падении различных политических группировок Казахстана, и быстрые изменения неизбежно способствуют спекуляции, что Назарбаев готовится к передаче власти. Всё это может быть или не быть правдой», – говорит Пол Стронски, работавший ранее директором по делам России в Совете национальной безопасности США и аналитиком в бюро разведки и расследований Госдепартамента.

Стронски считает очевидным, что «казахстанское общество становится всё более беспокойным», и связывает это с нарастанием социально-экономических проблем в стране. Эксперт упоминает гневную реакцию общества на убийство фигуриста Дениса Тена в Алматы и недовольство после потопа в Астане, когда из-за проливных дождей дороги и тротуары в столице ушли под воду.

Американский аналитик отмечает, что Казахстан «не смог диверсифицировать экономику, когда цены на нефть были высокими, а государственная казна полной», и что страна лишь частично осуществила амбициозные экономические планы. Пол Стронски говорит, что не знает, удастся ли Астане реализовать проект международного финансового центра и сможет ли центр конкурировать с другими торговыми площадками.

Инициатива Китая «Один пояс – один путь» предположительно должна принести Астане выгоду, однако «неясно, как Казахстан будет использовать китайские инвестиции в инфраструктуру для оказания помощи другим отраслям». Также растет обеспокоенность среди политических элит и населения в целом по поводу огромного экономического и финансового влияния, которое Китай теперь имеет в Центральной Азии.

На вопрос о том, являются ли спекуляции о возможном скором уходе Нурсултана Назарбаева с должности президента, которую он занимает больше 28 лет, Стронски отвечает, что «только Назарбаев знает, будет ли он выдвигаться [на выборах], но вопрос о том, кто станет его преемником, безусловно, находится в сознании политической элиты и обычных граждан Казахстана. Это постоянная тема тихой дискуссии внутри страны».

Спекуляции о возможном скором уходе Назарбаева, безусловно, подогрело выступление председателя сената Касым-Жомарта Токаева в июне о том, что Назарбаев может не баллотироваться на новый срок, а также назначение Назарбаева в качестве пожизненного председателя Совета безопасности, наделенного широкими полномочиями. Помимо этого, недавние правительственные перестановки, «возможно, усилили влияние дочери президента Дариги Назарбаевой», считает Стронски.

«В казахской политике существует большая неопределенность, но ясно одно: когда бы ни произошел переход власти, политической системе придется приспособиться к отсутствию одного из самых опытных политиков за последние 20 лет. Стабильность внутри страны будет зависеть от того, насколько плавно произойдет этот переход. Сможет ли жизнеспособная политическая оппозиция укорениться, во многом будет зависеть от того, кем будет следующий лидер, как он или она будет поддерживает политическую легитимность и как казахская политика адаптируется к постназарбаевской эре», – говорит Пол Стронски.

ДЕЛО БТА И «РАЗМЫТЫЕ» ГРАНИЦЫ МЕЖДУ БИЗНЕСОМ И ПОЛИТИКОЙ

В издающейся в Вашингтоне газете Diplomat в статье «Суд Великобритании вынес огромный штраф Храпунову в деле БТА» комментируют недавнее решение Высокого суда Великобритании наложить штраф в размере 500 миллионов долларов на Ильяса Храпунова, сына бывшего акима Алматы Виктора Храпунова и зятя экс-банкира и критика Астаны Мухтара Аблязова, – за предполагаемую помощь Аблязову «в присвоении средств БТА Банка». Это решение суда представляет собой «маленькую победу» БТА Банка и властей Казахстана, которые уже несколько лет ведут тяжбу за возвращение банковских активов.

На протяжении последних лет БТА Банк сумел добиться судебных побед на сумму около 4,6 миллиарда долларов, предположительно присвоенных Мухтаром Аблязовым до его бегства из Казахстана в 2009 году. Общая сумма, которую требует вернуть БТА Банк, составляет шесть миллиардов долларов. В 2010 году Высокий суд Великобритании вынес решение заморозить имущество Аблязова и потребовал, чтобы он раскрыл данные о своих активах. Аблязов не выполнил это решение, после чего в 2011 году его приговорили к 22 месяцам тюрьмы в Великобритании. Аблязов избежал этого наказания, выехав из страны.

Дело продолжается несколько лет, но его «политические последствия ясны», пишет Diplomat. «Аблязов, освобожденный после тюремного заключения во Франции, остается одним из самых решительных политических противников президента Нурсултана Назарбаева. В свою очередь, Назарбаев и его правительство используют всю возможную правовую и пиар-огневую мощь, чтобы привести его и его сподвижников в суд в Казахстане», – отмечает издание, добавляя, что в сентябре бывшего швейцарского депутата обвинили в получении взятки, чтобы подать запрос о мошенничестве Храпунова в 2014 году.

«Размытые линии между бизнесом и политикой в Казахстане сохраняют этот вопрос на общенациональном уровне уже в течение десятилетия. Пока Аблязов и Храпунов продолжают сопротивляться, битва, вероятно, продолжится», – пишет Diplomat.

КОРНИ ЗАМАЛЧИВАНИЯ ТЕМЫ СИНЬЦЗЯНА

В британской газете Guardian в статье «Пакистан критикует Китай в связи с обращением с этническими мусульманами» пишут, что Пакистан стал одной из первых стран с мусульманским большинством, выступивших с публичной критикой политики Китая в Синьцзяне.

«Критика действий Пекина усилилась после того, как в прошлом месяце группа в ООН сослалась на "достоверные сообщения" о том, что в лагерях задержания содержится около миллиона этнических уйгуров, казахов и других меньшинств. Активисты, исследователи и средства массовой информации задокументировали массовые задержания, слежку и подавление культурной и религиозной жизни в Синьцзяне. Соседи Китая и экономические партнеры всё чаще сталкиваются с репрессиями в Синьцзяне, которые усилились в последние два года после назначения [в Синьцзян] коммунистического партийного секретаря Чэня Цюаньго, отправленного в Синьцзян из Тибета», – пишет Guardian.

В американской газете New York Times в статье «Пакистанцы в Китае ищут ответы [о судьбе] своих задержанных жен-уйгурок» пишут, что в среду двое пакистанских мужчин обратились в посольство Пакистана в Пекине с просьбой помочь найти своих жен – этнических уйгурок из Китая, пропавших после поездки в Синьцзян в мае 2017 года. Их мужья считают, что женщин отправили в «лагерь политического перевоспитания».

По имеющимся данным, около миллиона уйгуров и представителей других мусульманских меньшинств может находиться в «лагерях перевоспитания». Китай отрицает существование лагерей и утверждает, что меры безопасности необходимы для борьбы с религиозным экстремизмом в регионе, который ранее переживал этнические беспорядки. «Система безопасности в Синьцзяне разлучила семьи, а также создала трения с соседним Казахстаном по поводу заключения граждан Китая – этнических казахов, и даже граждан Казахстана», – пишет New York Times.

Американская газета Wall Street Journal тоже посвятила публикацию этой теме. В статье «Лагеря для мусульман в Китае вызывают протесты в исламском мире» рассказывают историю пакистанца, который вернулся в Синьцзян из зарубежной поездки весной этого года и обнаружил исчезновение супруги, этнической уйгурки, и троих детей. Их дом был разрушен, а полиция сообщила, что жена Бача Хана взята под стражу.

Wall Street Journal пишет, что, по словам дипломатов и экспертов по внешней политике, правительства исламского мира неохотно критикуют Китай, опасаясь, что они могут остаться без финансирования проектов в рамках китайской программы «Один пояс – один путь». Эти правительства зачастую оказывают давление на своих священнослужителей и СМИ, чтобы те не поднимали тему лагерей в Синьцзяне, говорят дипломаты и эксперты.

«Они боятся. Никто не хочет ничего говорить», – заявил малайзийский политик Анвар Ибрагим в интервью Bloomberg в этом месяце, когда его спросили, почему мусульманские страны в основном молчат о проблемах в Синьцзяне.

«ВОСТОРГ И РАЗОЧАРОВАНИЕ» ПОСЛЕ ЗАЯВЛЕНИЯ В АСТАНЕ

В американском журнале Foreign Policy в статье «Верующий в контроль вооружений» пишут об усилиях исполнительного секретаря Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ) Лассины Зербо по прекращению ядерных испытаний в мире.

В совместном заявлении Лассины Зербо и министра иностранных дел Казахстана Кайрата Абдрахманова в Астане 29 августа – в Международный день действий против ядерных испытаний – говорится: «Настало время ввести в действие Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Это наш долг перед самими собой и будущими поколениями». Это заявление «вызвало обычный восторг и разочарование», пишет Foreign Policy.

Спустя 50 лет после принятия договор до сих пор находится в состоянии юридической неопределенности. Всемирная система мониторинга ядерных испытаний готова на 90 процентов, однако отсутствие поддержки ДВЗЯИ со стороны Вашингтона (США провели 1030 ядерных тестов – более, чем все остальные страны вместе взятые) и нежелание ратифицировать документ такими странами, как Китай, Индия, Иран, Израиль и Северная Корея, несомненно, осложняют его внедрение. В то же время Лассина Зербо говорит, что «у него нет другого выбора» и «единственный путь – это вперед».