Битва Назарбаева за трон закончилась падением Имангали Тасмагамбетова Избранное

23.10.2018 06:58
shadow

Назарбаев окончательно похоронил надежды Имангали Тасмагамбетова взойти на трон Казахстана. Основанием для такого заключения стало освобождение из мест заключения бывшего заместителя Имангали Тасмагамбетова Каната Султанбекова еще в бытность того акимом Алма-Аты. Первоначально Султанбекова осудили за получение взяток в особо крупных размерах на десять лет тюрьмы. Однако в феврале 2018 года тюремный срок заменили на штраф в два миллиарда 139 миллионов 500 тысяч тенге.

2 миллиарда тенге штрафа выплатил осужденный Канат Султанбеков

Осужденный экс-зампред "Казахстан инжиниринг" Канат Султанбеков полностью погасил назначенный судом штраф в два миллиарда тенге.В Департаменте юстиции Астаны находился исполнительный документ, выписанный на основании приговора специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам, о взыскании с Каната Султанбекова в пользу государства двух миллиардов 139 миллионов 500 тысяч тенге. "Исполнительное производство возбуждено 6 февраля 2018 года судебным исполнителем. Согласно предоставленным платежным поручениям, должником задолженность в сумме 2 139 500 000 тенге погашена в полном объеме", - сообщили в департаменте юстиции Астаны. В ноябре 2017 года экс-заместитель председателя правления "Казахстан инжиниринг" Канат Султанбеков судом был признан виновным в получении взятки. Ему было назначено наказание в виде десяти лет лишения свободы. 2 февраля 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Военного суда республики изменила приговор первой инстанции в отношении осужденного Каната Султанбекова, назначив ему штраф в размере двух миллиардов 139 миллионов 500 тысяч тенге. Ранее в суде было отмечено о доказанности размера взятки, полученной экс-зампредом "Казахстан инжиниринг" Канатом Султанбековым. Она составила 1 069 917 155 тенге. В суде Султанбеков признал свою вину и раскаялся в содеянном, активно способствовал в раскрытии и расследовании уголовного правонарушения. Отметим, проходивший по уголовному делу вместе с Канатом Султанбековым предприниматель Гиль Смолински также по решению судебной коллегии получил штраф в размере 536 миллионов тенге.

Тасмагамбетов открестился от Султанбекова

Серик, Берик и Ермек заявили в чайхане, что они категорически не участвуют в клановой борьбе и принципиально не занимаются коррупцией. Народ, конечно, посмеялся над программным заявлением трех деревенских бездельников. Но, тем не менее, они твердо отмежевались от всего отрицательного, что происходит в Казахстане. Клановая борьба стала уже настолько явной, что люди стали делать ставки у букмекеров – какой клан какое министерство захватит, и кто из какого клана сядет в ближайшем будущем. Многие на этом хорошо зарабатывают, даже на работу не ходят. Просто, следят, кого обвинят в коррупции – значит, он и сядет, его клан проиграл. А так как чиновники воруют поголовно, ставки можно делать каждый день. Сами чиновники при слове «коррупция» падают в обморок или сразу увольняются, пока не посадили. Прессинг антикоррупционной кампании действует на разных госслужащих по-разному. Работающие честно, начинают задумываться об увольнении. На тех, кто только-только начинает участвовать в коррупционных схемах, события последних лет действуют отрезвляюще. Умные коррупционеры приспосабливаются и начинают вести себя осторожнее, но не перестают воровать и брать откаты. Когда чиновник слышит об очередном аресте, он сразу задумывается «Чей это человек?», «Началась ли очередная клановая война?», «Мой клан сильнее или нет?». Например, когда арестовали Каната Султанбекова - зампредседателя правления “Казахстан инжиниринг”, все сразу поняли, что началась охота на людей Имангали Тасмагамбетова. Хотя, возможно, задержали обычного коррупционера. Сам Тасмагамбетов, конечно стал всем рассказывать, что Султанбеков не его человек, а просто крупный вор. Но всем известно, что когда Тасмагамбетов возглавил акимат Алматы, Султанбеков стал отвечать там за кадровую работу. А потом перешел в городскую администрацию Астаны следом за Тасмагамбетовым. Когда Тасмагамбетов стал Министром обороны республики, Канат Султанбеков тут же устроился в "Казахстан Инжиниринг", которая выпускает продукцию для оборонной промышленности. Слава Аллаху, что Серик, Берик и Ермек не работали с Тасмагамбетовым – их бы тоже сейчас обвинили бы в коррупции. Хотя, что можно украсть в нашем ауле, где уже «все украдено до нас».

Прецедент Султанбекова

Бывший зампредседателя правления АО «Казахстан Инжиниринг» Канат Султанбеков, осужденный на десять лет лишения свободы за взятки, позже замененные штрафом, весьма оперативно оплатил назначенную ему по решению суда сумму в размере 2,14 миллиарда тенге – первые 959 миллионов тенге он внес еще 11 декабря 2017 года, а оставшиеся 1180 миллионов – пятью траншами 5 и 6 февраля 2018 года.

Процитируем ответ Министерства юстиции РК на запрос Informburo.kz (выделения сделаны нами):

В производстве государственного судебного исполнителя департамента юстиции Астаны Нуржана Абирова находилось исполнительное производство, возбуждённое постановлением от 5 февраля 2018 года на основании исполнительного документа, специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам Астаны от 5 февраля о взыскании с Каната Султанбекова в пользу государства штрафа в сумме 2,14 млрд тенге и процессуальных издержек в сумме 354 000 тенге”.

«В тот же день в связи с исполнением документа производство прекратили. Первый платёж на 959,6 млн тенге прошёл 11 декабря 2017 года. 5 февраля Султанбеков внёс 266 млн тенге, 234 млн тенге и 467 млн тенге. 6 февраля он заплатил ещё 102,6 млн тенге, затем в тот же день – 354 тысячи тенге и 110,2 млн тенге».

Таким образом, в Казахстане было поставлено сразу несколько национальных рекордов:

во-первых, по сумме назначенного и уплаченного штрафа за совершение коррупционного преступления – 2,14 миллиарда тенге,

во-вторых, по скорости осуществления исполнительного производства – два дня,

в-третьих, по снисходительности суда к коррупционеру – назначенный ему штраф превысил сумму взятки всего в два раза, хотя обычно это соотношение намного больше,

в-четвертых, по непрозрачности случившегося.

Поясним наше последнее утверждение.

Хотя штраф оплатил Канат Султанбеков, остались неясными источники происхождения 2,14 миллиардов тенге, внесенных им на счет судебного исполнителя. Если это собственные средства самого осужденного, то, судя по его биографии, они были им похищены или приобретены иным незаконным способом. Если же Султанбекову помогли друзья, родственники и сочувствующие, то возникает вопрос о законности происхождения денежных средств у них – уж слишком велика сумма. Кроме того, очень похоже, что пять последних трансакций были осуществлены бывшим заместителем председателя правления АО «Казахстан Инжиниринг» путем внесения наличных.

И хотя в Казахстане не принято в таких случаях интересоваться источниками происхождения денежных средств, мы допускаем, что в этом отношении будет сформирован прецедент. Почему? Потому что скорость внесения денег Канатом Султанбековым свидетельствует о том, что не только он сам, но и люди, которые ему помогали, хотели как можно быстрее закончить эту громкую историю.

Возможно все дело в риске: не получив поддержки своевременно и в объеме, достаточном для погашения наложенного на него штрафа, бывший зампредседателя правления АО «Казахстан Инжиниринг» мог бы заговорить о чем-то «постороннем». Например, на тему закупок Министерством обороны РК бронетехники по завышенным ценам: ими, по информации наших инсайдеров, недавно заинтересовались весьма компетентные казахстанские государственные органы.

Конец игры

Последние кадровые решения Нурсултана Назарбаева, в первую очередь отставка руководителя администрации президента Адильбека Джаксыбекова и назначение на эту должность бывшего акима Астаны Асета Исекешева, вызвали в Казахстане волну обсуждений в прессе и в обществе. Наблюдатели задаются вопросом, что означают эти перестановки.

В числе прочих была выдвинута версия, что 78-летний президент приступил к очередному этапному обновлению госаппарата, в рамках которого отправляются на заслуженный отдых «аксакалы» старше 63 лет, а вместо них приходят относительно молодые госслужащие в возрасте плюс-минус 45 лет.

По нашей оценке, недавние перестановки в Акорде и кабинете министров не заслуживают столь пристального внимания, поскольку имеют непринципиальный характер и объясняются главным образом вполне логичным стремлением Нурсултана Назарбаева иметь в своем подчинении как можно более эффективные правительство и лично подчиненные ему госструктуры, плюс желанием поддерживать некий разумный баланс в правящей верхушке. Не более того.

Что же касается ухода Адильбека Джаксыбекова, а до этого Нуртая Абыкаева, то при всем значении этих событий для расстановки сил в ближайшем окружении Нурсултана Назарбаева и распределения сфер влияния и контроля в государственном аппарате и квазигосударственном секторе они отражают жизненную логику и соответственно предопределены, поскольку все люди стареют.

Кроме того, ни Джаксыбеков, ни Абыкаев никогда не были и не собирались становиться конкурентами Назарбаева в борьбе за верховную власть, поэтому их отставки не принципиальны.

Именно этот факт отличает нынешние времена от прошлых, когда рядом с Назарбаевым работали люди, которые может быть и не претендовали явно на то, чтобы его заместить, но были готовы это сделать в подходящий момент, а иногда этот момент приближали.

Сейчас таких людей в Акорде точно не осталось. Одни уже покинули этот мир, как Заманбек Нуркадилов и Рахат Алиев. Других отправили на дипломатическую работу, чтобы не мешали своим присутствием в стране, как Ерика Асанбаева и Аслана Мусина, где первый закончил свой жизненный путь, а второй - государственную карьеру. Третьих обвинили во всевозможных преступлениях и вынудили уехать из страны, как бывших лидеров "Демократического выбора Казахстана" Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова.

Таким образом, в ходе эволюции казахстанской авторитарной системы и суперпрезидентской вертикали сформировалась практика, когда претензии на то, чтобы стать даже не конкурентом президента, а хотя бы его преемником, приобрели криминально-подозрительный оттенок и стали расцениваться как доказательство неверности Нурсултану Назарбаеву. Как следствие, оппоненты и недоброжелатели тех или иных влиятельных персон в казахстанской верхушке постоянно используют страхи и опасения президента и его окружения, чтобы нанести поражение своим врагам.

Другое дело, что иногда такая тактика выглядит наивной, как, например, обвинения в адрес Дариги Назарбаевой со стороны Мухтара Аблязова, сейчас, пожалуй, самого известного и бескомпромиссного противника Нурсултана Назарбаева, в том, что она готовится стать преемником своего отца. В иных же случаях она, наоборот, играет важную роль в судьбе многих людей, так или иначе попавших в кругооборот казахстанских внутриполитических процессов.

В качестве примера сошлемся на резонансное дело бывшего зампредседателя правления национальной компании "Казахстан инжиниринг" Каната Султанбекова, задержанного в феврале 2017 года по обвинению в коррупции. Он, напомним, признал свою вину в получении взятки и в ноябре 2017 года был приговорен военным судом к лишению свободы сроком на десять лет.

Однако уже в феврале 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Военного суда РК изменила первоначальный приговор, назначив ему вместо лишения свободы штраф в размере 2139500 тысяч тенге. Эти деньги были полностью уплачены Султанбековым в течение месяца, после чего он обрел свободу окончательно.

По инсайдерской информации, ключевую роль в том, что приговор Канату Султанбекову был столь кардинально изменен в лучшую для него сторону, сыграло не столько признание им своей вины, сколько два других обстоятельства.

Дело в том, что Канат Султанбеков несколько лет работал заместителем известной персоны из ближнего окружения президента - Имангали Тасмагамбетова, когда тот был акимом Алматы. Более того, он являлся его доверенным человеком и активно участвовал во всех схемах, которые практиковались тогда в ходе расходования бюджетных средств на крупные строительные и инфраструктурные проекты.

Именно поэтому, когда Султанбеков был задержан и против него было возбуждено уголовное дело, по информации наших инсайдеров, Имангали Тасмагамбетов, работающий сегодня посолом Казахстана в России, встретился с Кайратом Мами, который был в то время председателем Верховного суда РК, и попросил его быть снисходительнее к своему соратнику.

Однако участникам встречи не удалось сохранить конфиденциальность, и о договренности между Тасмагамбетовым и Мами стало известно в Акорде. Из-за этой утечки приговор оказался не просто обвинительным, но предусматривал реальное лишение свободы на длительный срок.

Изменить ситуацию смог сам осужденный при активной поддержке спецслужб. В обмен на исчерпывающие показания против Имангали Тасмагамбетова и его соратников, на основании которых Акорда в любой момент может организовать против них такой же судебный процесс, как против бывшего акима Алматы Виктора Храпунова и его супруги Лейлы, Канат Султанбеков получил возможность выйти на свободу, заплатив всего лишь гигантский штраф.

В результате данного компромисса все получили то, что хотели: Канат Султанбеков - свободу, а Акорда - аргумент против политических амбиций (реальных или вымышленных) Имангали Тасмагамбетова.

Судя по тому, что зять нынешнего посла РК в РФ, известный казахстанский предприниматель Кенес Ракишев перевел практически весь свой бизнес в Россию и присутствует в Казахстане скорее номинально, чем реально, Тасмагамбетов в курсе того, чем ему грозит политическая активность, и вряд ли рискнет что-либо предпринять даже в случае ухода Назарбаева с поста главы государства.

Это, в частности, означает, что из игры (в том числе в рамках транзита власти) исключен последний человек, который пользовался прямым, никак не связанным с действующим президентом влиянием и поддержкой в казахстанском обществе, особенно казахскоязычном.

И этот факт с точки зрения развития внутриполитического процесса в Казахстане куда важнее, чем очередные перестановки людей, которые выросли в системе, выстроенной Назарбаевым, и в этом смысле куда более качественные «продукты» президента, чем тот же Имангали Тасмагамбетов.