Как бывшие нацисты работали на советскую разведку

26.11.2020 21:03
shadow

Несколько лет назад профессор Дэнни Орбах выпустил сенсационное расследование о покушениях на Гитлера. Сейчас он работает над новой книгой – о судьбе нацистов после войны. Одна из центральных тем – их сотрудничество с советскими спецслужбами.

Об этом сообщает Компромат СНГ

– Дэнни, начнём со стереотипов. Считается, что нацисты после вой­ны разбежались. А кто не успел – тщательно скрывался. Так ли это было в действительности?



– Бежали незначительное меньшинство, большинство остались. А денацификация и осуждение преступников не одно и то же. Даже служба в гестапо или концлагере, не говоря уже о более безобидных участках, автоматически не определяла человека в разряд преступников. Нужны были свидетели – их уцелело немного. Плюс далеко не все рвались в разоблачители, а многие прокуроры и судьи были настроены пронацистски и не проявляли рвения. Поэтому многие нацисты смогли занять посты в разных сферах госуправления. Прошлое спаяло их в тесное сообщество. Они помогали друг другу, делились ценнейшей информацией.



Консультант по «советской угрозе»

– Другой стереотип – они крайне редко шли на предательство. Дескать, пусть рейха не стало, но родина-то никуда не исчезла.



– Так ведь образовалось две родины – западная и восточная. Преданность одной означала неверность другой. Конечно, на Западе в основном осели убеждённые нацисты – антисемиты и антикоммунисты. Но они понимали бесперспективность старой идеологии. Свою задачу многие видели в скорейшем выводе страны из-под иностранной зависимости. И потому с симпатией относились к инициативе СССР о демилитаризации Германии.



– Но при этом очень многие пошли работать на американцев. Кстати, как случилось, что те после окончания войны быстро «переобулись» и стали использовать своих бывших врагов?



– Холодная война поставила перед американцами новую задачу – борьба с СССР. Но они мало что знали о Союзе и советской разведке. Заброска агентуры в СССР провалилась. И тут им очень кстати подвернулся генерал Рейнхард Гелен. Во время войны он возглавлял отдел немецкого генштаба «Иностранные армии Востока» и занимался формированием диверсионных подразделений для заброски в советский тыл. Гелен сдался американцам, передал им архив своей организации и стал главным экспертом по СССР. Американцы создали спецслужбу с полуофициальным названием «Организация Гелена», которую финансировали вплоть до 1956 года. Но и потом, перейдя под юрисдикцию ФРГ, она не прекращала с ними тесного сотрудничества.



С самого начала Гелен вёл свою игру и интриговал. Он быстро избавился от второго руководителя службы, бывшего абверовца. И стал доказывать полезность фирмы немецким властям. Запугивал их подрывной работой и шпионажем Советов, во много раз преувеличивая реальную угрозу. Хоть контрразведка и внутренняя безопасность и не входили в обязанности его службы, он влез и на это поле – через третий департамент своей конторы. Естественно, в большом количестве в организацию привлекли старых спецов, в основном бывших гестаповцев. Но были и сотрудники СД и абвера. Вместе с профессионализмом они привнесли в работу и старую гестаповскую фантазию. В годы войны на СССР в Европе работали разрозненные группы разведчиков. Вспомнить ту же «Красную капеллу». Гестаповцы считали её единой организацией и утверждали, что она продолжает свою работу и после войны. По старой привычке шпионов искали среди левых, а порой и правых политиков, либералов, интеллектуалов. Да, они не пытали и не расстреливали их, как в прежние времена, но преследование неугодных шло вовсю.



Главный «крот» Лубянки

– Вы пишете, что не только американская, но и советская разведка широко использовала бывших нацистов. Как же удалось убедить их работать на злейших врагов?



– Коньком вербовщиков был подъём значимости агента. Были и другие мотивы. Так, использовалась ненависть немцев к американцам за жестокое обращение в плену и варварские бомбардировки мирных городов. Созданию сети способствовала сплочённость нацистов – один агент, как вирус, вербовал других. Так, двух агентов, включая главного советского «крота» в разведке ФРГ Хайнца Фельфе, завербовал бывший нацист Ганс Клеменс. Через два месяца бывший начальник тайной полевой полиции Вильгельм Крихбаум помог Фельфе устроиться в отделение организации в Карлсруэ. Правда, не зная о том, что тот завербован. Оттуда Фельфе перешёл в центральный аппарат, где возглавил советский отдел контрразведки.



– То есть стал главным по поимке советских агентов, в том числе самого себя. Как ему удавалось «совмещать» две эти задачи?



– Надо отдать должное советским разведчикам: это были «гениальные шахматисты». Обычно в таких случаях применяется приём, который на профессиональном жаргоне называется «комбикорм». Воспользовались им и в данном случае, проведя операцию «Лена». Фельфе якобы завербовал агента, который передал карту расположения представительств советской разведки в Германии, номера служебных автомобилей, фамилии офицеров и т.д. Но обычным прикрытием дело не ограничилось. «Суперагента» Фельфе использовал для получения информации. Надо проникнуть в какое-то ведомство – Фельфе сообщает: мол, агент Лена говорит, что у вас идёт утечка информации, показывайте всё, что у вас есть, будем искать источник. Совсем забавно вышло с комиссией, ведающей вооружениями, подлежащими контролю. Фельфе просто сообщил, что Советы пронюхали все секреты, поэтому надо срочно передать им всю имеющуюся информацию, чтобы не возник международный скандал.



Ещё более изощрённой была операция «Лили Марлен». Американская военная контрразведка внедрила в организацию Гелена своего агента Людвига Альберта для поиска вражеских «кротов». Он заподозрил Фельфе и начал его активно разрабатывать. Тогда советские разведчики заслали трёх не связанных между собой агентов, которых использовали втёмную. Один заложил секретные документы в тайник в уличном светофоре. Другой позвонил и сообщил об этом в полицию. А третий пошёл забирать закладку из тайника, и его взяли. Как оказалось, документы были из подразделения Альберта. Его задержали по подозрению в шпионаже. В тюрьме он покончил с собой.



Деятельность Фельфе нанесла катастрофический ущерб. За 10 лет он передал 15 тыс. секретных документов. Раскрыл структуру и методы работы германских и американских спецслужб. Сообщил о 100 агентах ЦРУ за железным занавесом.



– Как же он провалился?



– Случайно. Однажды он был приглашён в ЦРУ для обмена опытом. Спустя несколько лет к американцам перебежал польский разведчик, который рассказал, что на встрече руководителей разведсообществ соцстран прозвучало, что в немецкой разведке есть агент, который побывал в ЦРУ. Американский резидент в Германии пригласил Гелена встретить вместе новый, 1960 год. В разгар празднества он уединился с ним в кабинете и показал короткий список его сотрудников, побывавших в ЦРУ. Тот сложил два плюс два…



Впрочем, дальше Гелен повёл себя очень непрофессионально. Разоблачение Фельфе нанесло огромный ущерб его службе. В результате скандала её авторитет упал до нуля, а деятельность оказалась надолго парализована.



Сам Фельфе провёл восемь лет в тюрьме, после чего его обменяли на западных шпионов. Фельфе поработал в Москве, а затем стал профессором криминалистики в ГДР, подготовив не одного разведчика.



– Видимо, это не единственный эпизод взаимодействия советских спецслужб с нацистами?



– Безусловно. Тот же Гелен для установления добрых отношений с арабскими странами посылал их туда как наёмников. Там они помогали Фронту национального освобождения Алжира. Надо было достать оружие, а его можно было найти только на складах конфискованного немецкого вооружения или же в Чехословакии, как у крупного производителя. Покупателей там ждали и взяли в оборот. Впрочем, в одном интервью всего не расскажешь. И, боюсь, лондонское издательство, заказавшее мне книгу, может обвинить в спойлерстве.



– Тогда последний вопрос. Как удаётся создавать сенсации при нынешнем переизбытке информации?



– Исследований и мемуаров огромное количество. Но проработка архивов спецслужб, сопоставления позволяют сделать картину более объёмной, а то и изменить. Тот же Фельфе написал книги. Но почему бы не дополнить их оценкой ущерба от его деятельности, сделанной ЦРУ? Иногда мелкая деталь позволяет сложить пазл. Скажем, было много предположений об использовании Израилем Отто Скорцени. Я нашёл материалы, которые стопроцентно подтверждают: да, он работал на Моссад по противодействию ракетной программе Египта.


Источник: “https://versia.ru/kak-byvshie-nacisty-rabotali-na-sovetskuyu-razvedku”