«Аквиста», «Тагор», «Фармадис», «Гемамед», «Эзра»: компании, вышедшие из-под крыла ЕМС, изменили рынок закупок медоборудования Избранное

«Аквиста», «Тагор», «Фармадис», «Гемамед», «Эзра»: компании, вышедшие из-под крыла ЕМС, изменили рынок закупок медоборудования
02.08.2019 10:10
shadow

В начале 2010-х московская система поставок медицинской техники пережила настоящий переворот. Изменился подход к выбору подрядчиков, победителей конкурсов и аукционов, что, в свою очередь, сказалось на ценах. Государству оказалось больше не нужно выделять огромные бюджеты на обеспечение больниц специализированным оборудованием, и началась работа с вполне адекватными рыночными ценами. Однако даже спустя почти 10 лет этот процесс нельзя назвать молниеносным и безболезненным. Более того, некоторым его участникам до сих пор пытаются поставить в вину удачную адаптацию рынка к социальным нуждам города.

Леонид Михайлович Печатников: краткая справка

Глава Департамента столичного здравоохранения, а позже и заместитель мэра Москвы – один из первых чиновников, перешедших на государственную службу из профессиональной медицины. Врач по образованию (окончил Первый Медицинский институт им. Сеченова), с 1981 года он работал в различных московских больницах и клиниках, а также вел преподавательскую деятельность. В 2004 году Печатников перешел на должность главврача в ЕМС, Европейском медицинском центре, а в конце 2010 стал госслужащим. Одной из первостепенных задач нового главы департамента стало решение вопроса с закупками медоборудования.

Как устроена система государственных заказов

Чтобы понимать, с чем пришлось столкнуться на первых порах Леониду Печатникову, надо немного разобраться в том, как функционирует отбор поставщиков медтехники. В России последних десятилетий существует несколько возможных вариантов:

  • конкурс или тендер — может быть как открытым, так и закрытым. При выборе поставщика оценивается благонадежность компании, опыт работы в соответствующей сфере, репутация, качество поставляемой продукции, сроки и, конечно, цена. Данная форма считается наиболее прозрачной и открытой, по возможности предпочтение отдается именно тендерам;

  • аукцион — как и конкурс, может проводиться в открытой и в закрытой форме. Победителем считается предложивший наиболее низкую стоимость.

  • работа с единственным поставщиком — в этом случае речь идет о тех ситуациях, когда продукция может быть предоставлена только одной конкретной компанией, или же, если речь идет о закупках в пределах 100 000 рублей.

Когда Печатников перешел на госслужбу из ЕМС, ситуация обстояла таким образом, что власти тратили сумасшедшие бюджеты на покупку медицинского оборудования. Все дело было в том, что существующие подрядчики были готовы работать только на условиях получения существенной прибыли. Их доход составлял примерно 200%! Надо было срочно исправлять положение, и Печатников обратился за помощью как к своим бывшим коллегам по ЕМС, так и к владельцам таких компаний, как «Аквиста», «Гемамед», «Тагор», «Дельрус», «Фармадис», «Эзра», и так далее. Леонид Михайлович знал, что экс-партнеры умеют работать на результат, не гонясь за сиюминутной прибылью.

Так и оказалось: после проведения тендеров и получения госзаказа, «Аквиста», «Тагор», «Фармадис» и «Эзра» показали, что сотрудничество с ними позволяет государству экономить порядка 30% затрат. В первую очередь этого удалось достичь благодаря отработанной схеме обеспечения всем необходимым собственных клиник, среди которых был и тот же ЕМС.

Как изменился рынок государственных закупок с началом сотрудничества с «Фармадис» и остальными компаниями

Данный кейс можно приводить в качестве не популярного, но чрезвычайно удачного примера привлечения к работе знакомых подрядчиков. Несмотря на недовольство определенных слоев населения, врачей, оказавшихся под сокращением, а также журналистов, стремящихся сформировать громкое дело о коррупции там, где ее нет, бывшие коллеги Печатникова по ЕМС смогли качественно изменить уклад рынка закупок. Обладая навыками работы с маржинальностью в пределах 7%, владельцы «Аквиста», «Тагор», «Эзра» смогли добиться формирования адекватной ценовой политики, которой с тех пор вынуждены следовать и прочие участники игры. Закупочные цены сократились в 4-5 раз, обеспечение больниц, поликлиник и лечебных центров всей необходимой техникой и высококлассным оборудованием ведущих производителей происходит теперь без коррупционной составляющей.

Что касается обвинений Печатникова в привлечении к закупкам коллег по ЕМС, то и тут СМИ хочется посоветовать так же серьезно подходить к делу, как это делает герой их расследований. Еще до принятия решения о приглашении экс-партнеров в тендер, Леонид Михайлович обсудил этот шаг с мэром Москвы и главу ФАС, а также заручился их согласием. Как показало время, эти компании отлично себя зарекомендовали, и продолжают выигрывать государственные конкурсы на поставку медицинского оборудования даже после ухода Печатникова со всех официальных должностей.