Лица современности: восстановление культурного наследия – дело чести

26.05.2019 20:28
shadow

Молодость – не просто самая энергичная пора. Она и мудрости не помеха, а также разноплановости личности. Дмитрий Волошенков, врач по образованию, успев побывать депутатом Одесского областного совета, народным депутатом Украины, ещё занимая пост заместителя председателя Одесской облгосадминистрации по гуманитарным вопросам, уделял много внимания и сил сохранению исторического прошлого. В том, что это было не просто для имиджа будущего перспективного политика, думается всех уверил тот факт, что проекты, начатые на высоких постах, были продолжены и успешно реализованы уже после ухода с должностного Олимпа. Вопрос, каково сегодня отношение к меценацтву, нужно ли оно и как ещё можно сохранить историческое наследие, до которого у государства «не доходят руки», стал главным при встрече в прекрасном историческом месте Одессы, под сенью деревьев в Горсаду.

Kurisovo_2

— Дмитрий, как Вы считаете, меценатство сегодня существует?

— Это, конечно, моё субъективное мнение, но, на мой взгляд, меценатство – это лишь страница той Старой Одессы, которая осталась в мемуарах и литературе на рубеже 19-20 веков. Когда и духовная жизнь была насыщенной и многогранной... На сегодняшний день, традиции меценатства, которыми славилась Одесса тех лет, не получили своего должного продолжения. И здесь, я думаю, есть две основополагающие причины: во-первых, нужно разобраться в понятии кто такой меценат, с точки зрения психологической картины той личности, которая хочет себя отдать такому важному фундаментальному делу. Это человек, наверняка, представитель элиты, человек, у которого есть достаточно серьёзные финансовые ресурсы, которые позволяют ему в пирамиде своих потребностей иметь ещё дополнительные возможности помимо удовлетворения своих личных амбиций, заниматься глобальными делами. К сожалению, элита нового времени очень отличается от той элиты, а мы с сейчас в Горсаду, где можно вспомнить славные фамилии Одессы, начиная от графа Толстого, который занимался развитием музейного, библиотечного дела и подарил городу Первую клинику Скорой помощи. Мы можем вспомнить наследие семьи Курисов, которые также занимались и развитием музейного дела, и были создателями Общества любителей древностей и проводили в Одессе этнические выставки... Вот это и были люди с богатейшим культурным миром, которые разбирались в искусстве, люди, которые имели свою точку зрения на глобальные процессы... Пришедшая им на смену плеяда, которую мы сегодня причисляем, порой ошибочно, к элите, это люди, которые сформировались, как правило, на стыке «буремных» 90-х, преуспевших в штурмах мелких бизнесменов и таких же мелких ларьков, либо это уже люди, которые приобрели навыки обогащения за счёт коррупционных схем и вытягивания денег из бюджета. Предполагать же, что они являются носителями каких- то культурных ценностей, к сожалению, не приходится, потому что такого глубокого творческого отношения к развитию своего города, будь это Одессе или любое другое место своей страны, не приходится. Они просто получают доступ к кормушке, быстро зарабатывают деньги, которые тратят в совершенно других местах и странах. Поэтому пропадают все желания изменить мир вокруг себя в лучшую сторону. Здесь должен быть и финансовый патриотизм. Украину можно сравнить со всеми известным млекопитающим коровой, чья голова здесь у нас внутри, а вымя, откуда снимают молоко, далеко за пределами. Вот такое отношение у большинства тех, кто как раз мог бы в силу должности, решить задачи сохранения культурного наследства. Для того, чтобы эту ситуацию поменять, необходимо культивировать дух меценатства. Государство должно создавать такие условия бизнесу, чтобы он стал заинтересован в содействии сохранения исторического прошлого. Разговаривать с деловыми людьми нужно понятными для них величинами, вы вкладываете деньги, а мы за это облегчаем вам налоговую нагрузку, даём определённые льготы. Но, увы, этого не происходит. Частенько встречаясь с представителями бизнеса, рассказывая им о каких-то проектах, я не нахожу отклика. Они не могут на уровне своих бизнесовых схем ответить на вопрос, зачем это нужно. «А что же мы с этого будем иметь?» КПД жизни исчисляется тем, что в конце дня нужно принести прибыль и положить её в кассу. А где же в меценатстве прирост? Допустим, бизнесмен готов потерять, но это в любом случае должно компенсироваться сторицей. Вот как это должно происходить на самом деле. Вот эти два существующих элемента, которые я вижу в реальной жизни, оставляют прошлую крупную поддержку бизнеса культуры далеко в прошлом.

Kurisovo_4

— К сожалению, это так, но ведь находятся люди... Вот Вы, например, молодой человек, которого заинтересовали эти вещи. У Вас ведь уже были определённые мотивы. И это не только здоровые амбиции. Это настолько неблагодарный и тяжёлый труд, что только на этой почве не сдвинешь с места те проекты, которые хочется. Вы как-то в беседе сказали, что у Вас есть несколько направлений, которые хотите довести до конца. Тем самым Вы уже определили свою ответственность. Что же это за проекты и сколько времени нужно на них потратить?

— Вообще-то, я себя не могу причислить к полноправным влиятельным меценатам, хотя бы потому, что я не являюсь представителем бизнеса. Я взял на себя иную миссию: задался очень сложной задачей в наше время. Я стал искать среди представителей бизнеса тех людей, которых можно заинтересовать. Это была долгая и сложная работа. Я занимался этим ещё будучи депутатом, затем чиновником. И мне отрадно, что я, пообщавшись с огромным количеством людей, а это была ни одна сотня человек, всё-таки нашёл на своём жизненном пути несколько человек, которые исповедуют определённые и близкие мне ценности, которым близка моя точка зрения и, которых мне удалось дополнительно мотивировать и заинтересовать в аспектах изучения истории Одессы, её культуры. Где-то даже, сыграть на их амбициях. Потому что у человека, у которого есть избыточные ресурсы, появляется желание, тяга к славе, что-то оставить после себя, чтобы его фамилия не затерялась... У меня сложились дружеские отношения с моим бывшим коллегой по депутатскому корпусу Валерием Сергеевичем Кондратюком, представителем бизнеса. И нас связало общее увлечение, мы оба коллекционеры, он очень серьёзный нумизмат. Мне эта тема очень близка и интересна.

Kurisovo_1

И вот, посещая различные слёты, форумы, выставки, мы начали от тем старинных монет, представляющих различные пласты истории нашего региона, а это часть территории Северного Причерноморья; мы задумались над тем, а кто же был тем первым человеком, который собрал единомышленников, занимавшихся коллекционным делом и соединил их в одно общество. Этим человеком оказался Курис. Тогда стали интересоваться архивами и работой этого общества. У нас родилась совершенно сумасшедшая идея: взяться за восстановление на то время, практически, уничтоженной в результате масштабного пожара , а потом и руками наших земляков, семейной усадьбы Курисов. И вот так, найдя ещё несколько единомышленников, мы взялись за создание Благотворительного фонда им. Ивана Куриса. И первым стал уникальный проект – восстановление семейной усадьбы Курисов, которая находится в бывшем уже селе Петровка. Мы ему возвратили через решение местного совета название Покровское и продолжаем заниматься этим большим проектом. Пока я не хочу загадывать и говорить об открытии. Поскольку чем больше мы делаем, тем больше там нужно сделать. Но у нас была первая задача – спасти этот объект (собственно, развалины) и мы этого добились. Затем, до 2020 года максимально восстановить, причём, не реконструировать, а реставрировать. И я думаю, что к окончанию 2020 года нам удастся накрыть крышей и восстановить все основные архитектурные моменты. Ну, а дальше, будем надеяться, что нам хватить сил и возможностей. Самое главное, что мы на этом этапе ещё найдём единомышленников, которые нам помогут этот проект довести до логического завершения.

Kurisovo

— Как раз хотела уточнить по поводу единомышленников. Обычно масштабные проекты «обрастают» теми, кто хочет и поучаствовать, и помочь. Но сама реставрация – это очень большие капиталовложения, как признаются сами специалисты, легче всё снести и построить заново. В чём же выгода может быть такого проекта, кроме духовной составляющей? Отчего Вы так стремитесь завершить этот проект?

Естественно, это идея коммерческая, без денег не осуществимая. В данном проекте на финише мы видим создание на базе в будущем восстановленной усадьбе Курисов – Центр экотуризма, который будет в себя включать целый комплекс. Я бы хотел, чтобы там появился музей незаслуженно забытой семьи. Чтобы там появилась площадка, что будет однозначно интересно, для проведения разноплановых выставок. И у нас уже на этом этапе есть запросы, начиная от съёмки фильмов, завершая клипами, поскольку сама локация притягивает туда творческих людей. Второй момент, естественно, географическое положение, которое связано с близостью Тилигульского лимана и более чем 300 га леса. Прекрасная возможность транспортного сообщения: чуть менее часа и мы попадаем в совершенно другой экологический ареал. Это всё, на мой взгляд, будет притягивать туристов и гостей, которые с удовольствием там будут проводить время, осваивать конные прогулки, а мы будем предлагать разные варианты, включая катание на реставрированных каретах и, вообще, погружать человека в атмосферу усадьбы начала 19 века. Естественно там будут обустроены кафе, гостиничные номера для желающих задержаться на выходные. Вот, собственно, коммерческая составляющая. То, что касается духовной, мы для себя решили, что это дело чести восстановить доподлинно память об этой семье, тем более что, и я, и мой коллега-единомышленник являемся членами Общества коллекционеров, которое вышло из Общества любителей древностей, основанного Курисом. Тем самым мы отдаём такой долг памяти и его наследию; и меня здесь интересует судьба его коллекции, которая осталась только в каталогах, и значительную часть которой он передал ещё до 1917 года Археологическому музею. Всё остальное бесследно исчезло. Пока бесследно, мы так говорим и продолжаем заниматься поисками. Его коллекция включала около 1000 предметов уникальной живописи. В нашем Художественном музее до недавнего времени, по крайней мере, была копия каталогов. Он был один из немногих, кто подходил к своему собранию с научной точки зрения. Он приглашал различных специалистов из Европы, проводил конференции, популяризировал идею коллекционирования, изучения истории. Он был прекрасным нумизматом и обладателем коллекции книг, впоследствии переданных Одесской национальной научной библиотеке. Там сохранилось несколько томов с экслибрисами, на которых изображён герб семьи Курисов. Вот все эти артефакты из прошлого взывают сегодня к нашей совести. Это определённые духовные веяния – восстановить почти стёртые страницы истории Одесского региона и самой Одессы. Ведь Иван Курис принимал самое непосредственное участие в сохранении культурного наследия нашего края и порта.

Kurisovo_3

— Теперь Вы сами и задели тему Одесского порта, к восстановлению страниц истории которого также имеете отношение. Речь об установке памятного знака в честь погибшего во время Первой мировой войны экипажа крейсера «Лейтенант Зацарённый». Украинские моряки шли курсом на остров Змеиный, но подорвались на немецкой мине всего в двух милях от острова. Вы имеете самое непосредственное отношение к поисковой работе и установке на 17 причале памятного венка.

— Часть судна была поднята в 2005 году, но её отправили в Крымский музей Морского флота, так что сейчас она потеряна для нас. Но мы не теряем надежды возобновить поисковую экспедицию, вместе с теми, кто непосредственно нырял и нашёл на дне артефакты погибшего военного судна, а также восстановил имена членов экипажа. Тут очень много «если», много вопросов относительно будущего. Вот эти артефакты могли бы стать прекрасным дополнением будущей экспозиции отреставрированного в перспективе Музея морского флота в Одессе. Пока это всё есть только в планах и на бумаге, можно с уверенностью сказать, что это очень знаковое событие, установка памятной доски с фамилиями моряков, офицеров Черноморского флота, участников Первой мировой войны, на причале порта, возле Церкви Св.Николаю, там её может увидеть каждый. Это событие было важным и знаменательно, что оно было открыто в канун празднования 100-летия со дня окончания Первой мировой. (Более подробно об экспедиции можно ознакомиться в статье Д. Волошенкова «К столетию крушения империй: памяти эсминца «Лейтенант Зацарённый»»)

— На Ваш взгляд, нынешняя политика государства способствует сохранению, изучению исторического наследия?

Могу сказать, что у меня вызывает негативизм – даже отчасти использование исторического прошлого или культурного наследия в политических целях. Этого можно избежать всегда. У этого пагубного момента есть также, простите за тавтологию, своя история. Практически, сегодня любой политический режим использует исторические факты для усиления своей деятельности. В условиях сегодняшнего дня, не обижая своих земляков и сограждан, скажу, что общий интеллектуальный уровень оставляет желать лучшего. Мы продолжаем наблюдать системную деградацию и использование каких-то шаблонов играет на руку тому или иному политику. И всё то, что происходит в Украине за последние 5 лет, никак не способствует реализации инициатив, с которыми я выхожу в открытую общественную плоскость. Потому что они не позволяют мне продолжать и так сложный пусть по поиску единомышленников, потому что эти единомышленники, которых и так мало, ещё и опасаются последствий, к примеру, давления на бизнес за участие в благотворительной деятельности. Есть надежда, что с учётом изменения политического климата эта ситуация в значительной мере изменится. Но пока – это только надежда.

Беседовала Ольга Шубина



Источник: “http://volnorez.com.ua/?post_type=post&p=210834”