Причудливо тасуется колода

23.04.2019 09:23
shadow

В нынешних кадровых решениях президента интересны не они сами по себе, а скорость их принятия и что при этом говорилось

О том, что Кайрат Мами будет назначен генеральным прокурором, а Рашид Тусупбеков перемещен в кресло министра юстиции, «Республика» писала с полгода назад. Что касается отставок глав МВД и Минюста, то и они ожидались со дня на день в течение года. Однако известна привычка президента не принимать решения под давлением. Поэтому он дождался, пока тема ушла из эпицентра внимания, и лишь тогда провел рокировки.

Поскольку внутренняя политика казахстанского президента, особенно в ее кадровой части, давно приобрела дворцово-закулисный характер, рассматривать новые назначения нужно именно с этой точки зрения — кто персонально пришел или ушел, какая группа влияния от этого выиграла или проиграла. Что касается генеральных линий ведомств, то не стоит ожидать их изменения. Даже если новые назначенцы напишут стратегии развития под себя, их содержание будет определяться не реальной ситуацией в стране, а указаниями Нурсултана НАЗАРБАЕВА и его администрации.

История расставит все по местам

Отставка Рашида Тусупбекова была предопределена двумя обстоятельствами: во-первых, он занимал должность генерального прокурора почти девять лет, во-вторых, не смог обеспечить координации деятельности правоохранительных органов и предотвратить межведомственные «войны» и «стычки» между КНБ, МВД и финансовой полицией.

Впрочем, не исключено, что против него сыграло активное участие прокуратуры в разгроме ОПГ Рахата Алиева. Хотя «силовики» явно действовали с санкции Назарбаева, но, похоже, полученной путем давления на президента. Со стороны кого, угадать нетрудно: в Астане называют Имангали Тасмагамбетова, Амангельды Шабдарбаева, Рашида Тусупбекова, Тимура Кулибаева и ряд других влиятельных фигур.

Однако назначение Тусупбекова министром юстиции свидетельствует, что он по-прежнему остается политическим «средневесом», которого нельзя в одночасье понизить до депутата Сената или Мажилиса парламента. Поэтому его и отправили возглавлять одно из самых крупных и проблемных ведомств в расчете на то, что он приложит все свои силы и способности, чтобы удержаться около эпицентра власти в Казахстане.

Что касается Бауржана Мухамеджанова и Загипы Балиевой, то они отправлены в парламент на «передержку», пока не иссякнет общественное негодование в их адрес. Куда выведет их карьерная кривая, пока непонятно. С одной стороны, у главы государства осталось не так много верных, проверенных в деле и опытных кадров, с другой — эти экс-министры только своими фамилиями способны вызвать негативную реакцию в обществе. Так что будущее их будет зависеть от конкретно-исторической ситуации.

А в сумме получается ноль?

Переход Кайрата Мами на должность генерального прокурора — это не только желание его самого, но и попытка Назарбаева обеспечить эффективное управление правоохранительными органами в условиях полноценного социально-экономического и внутриполитического кризиса.

Учитывая, что Совет безопасности под руководством Каирбека Сулейменова как координационный центр не оправдал надежд президента — два варианта реформирования силового блока, подготовленные под редакцией Сулейменова, были им отвергнуты, последнему не оставалось ничего иного, как попытаться поставить во главе главного надзорного органа страны нового человека.

Список претендентов на кресло генпрокурора был очень коротким, поэтому Кайрат Мами прошел почти безальтернативно — другие кандидаты хотя и жаждали, но были или слишком аффилированы с элитными группами, или скомпрометированы оппонентами.

Что касается двух новых фигур — вновь назначенных председателя Верховного суда Мусабека Алимбекова и министра внутренних дел Серика БаймагаНбетова, то, учитывая их возраст и биографию, ожидать от них сверхуспехов не стоит ни главе государства, ни обществу. Тем более новых и кардинальных подходов к исполнению своих служебных обязанностей, не говоря уже об улучшении работы соответствующих ведомств.

К тому же нужно учесть, что в обоих министерствах есть влиятельные группы, которые давно боролись за места министров и поэтому вряд ли обрадуются появлению варягов.

Подводя итог последним перестановкам в силовом блоке, можно сказать, что Назарбаев обновил свою команду, выведя наиболее критикуемых лиц в зону, где они не будут столь заметны и подвержены агрессии со стороны общества, прессы и оппонентов, и заместив их фигурами второго эшелона. То есть произошло не обновление, а рокировка. Но от перемены мест слагаемых сумма, как известно, не меняется.

Плечом к плечу

В нынешних кадровых решениях президента наиболее интересны не они сами по себе, а процесс того, как они производились и что при этом говорилось. Так, все назначения состоялись буквально за сутки. Почему в Астане так торопились? Возможно, таким образом президент пытался избежать давления на себя со стороны групп влияния, каждая из которых имела своего кандидата на каждое освобождающееся кресло?

Объявляя о назначении новых руководителей коллективам министерств юстиции и внутренних дел, руководитель Администрации президента Аслан Мусин весьма корректно оценил работу соответственно Загипы Балиевой и Бауржана Мухамеджанова, что означает — они не в опале. Зато глава государства во время процедуры согласования с парламентом нового генерального прокурора и председателя Верховного суда и на последующем совещании с руководителями правоохранительных органов страны был достаточно жестким в высказываниях.

Выделим главные моменты. Во-первых, президент потребовал от «силовиков» скоординированной и эффективной работы, причем указал, что «люди в погонах и судьи должны работать плечом к плечу, а сугубо ведомственный подход и конфликты внутри правоохранительной системы надо искоренить».

Учитывая, что у Верховного суда, Генеральной прокуратуры и «силовиков» совершенно разные роли и задачи в правовом поле страны, это может свидетельствовать о том, что в делах с политическим оттенком и прежде «управляемое» казахстанское правосудие станет еще более гибким и эффективным, как инструмент борьбы с политическими оппонентами первого президента.

Во-вторых, глава государства поставил невыполнимую задачу: «Восстановить и оправдать доверие народа. Очистить правоохранительные органы от коррумпированных сотрудников и случайных людей. Усилить кадровую политику. Этими вопросами новые руководители должны заняться незамедлительно».

Еще Назарбаев отметил: «Финполиция уже активизировала свою работу, и есть результаты. Но сделать предстоит еще многое. В кризисный период также обостряется проблема экономической преступности, ущерб от которой исчисляется миллиардами». В последнем случае он, похоже, имел в виду Мухтара Аблязова, которого официальные представители Генпрокуратуры уже давно без суда называют преступником и главой организованной преступной группы.

В-третьих, президент сообщил, что его кадровые решения были вынужденными: «В системе правоохранительных органов произошли некоторые изменения, нам пришлось на это пойти по требованию времени... Я считаю, что всех, кто работал на этих должностях, нельзя упрекнуть в недостойном поведении, но у каждого времени — свое требование. И, учитывая замечания и критику, высказанные депутатами и другими представителями государственных структур в адрес правоохранительных органов, я вынужден принять такие решения». Таким образом, Нурсултан Назарбаев, пожалуй, впервые был вынужден признаться, что он не всесилен и вынужден прислушиваться к мнению других — еще не общественности, но элиты.

...Учитывая, что в этот раз глава государства не смог удивить казахстанцев неожиданными кадровыми решениями — состоялись именно те, о которых давно ходили разговоры в Астане, невольно приходишь к выводу, что свобода действий Нурсултана Назарбаева в последнее время сильно сократилась. То ли устал, то ли скамейка запасных стала короткая, то ли появились силы, способные скорректировать его решения. Вполне вероятно, что скоро и возможность выбирать, когда эти решения проводить, у него исчезнет. Посмотрим...