Как Назарбаев Саакашвили предал

08.01.2019 20:00
shadow

Вовремя предать

Президент Назарбаев любит наносить зарубежные визиты и подписывать важные документы. Эта процедура помогает ему чувствовать себя если не одним из мировых лидеров, то как минимум региональным. Чего стоят подписанные моим бывшим тестем бумажки, хорошо видно на примере его краткосрочного романа с грузинским президентом Михаилом Саакашвили.

За завязкой этого неожиданного мезальянса между молодым тридцативосьмилетним лидером «революции роз» и пожилым шестидесятивосьмилетним азиатским диктатором я наблюдал с поста первого заместителя министра иностранных дел Казахстана. И потому знал некоторые подробности, о которых широкая публика даже не догадывалась.

На первый взгляд харизматичный грузинский верзила меньше всего годился в политические и деловые партнеры Нурсултану Абишевичу по одной простой причине. Приход Михаила Саакашвили к власти в Грузии в 2003 году вызвал у моего тестя состояние, близкое к паническому коллапсу. По неясным для него причинам коварные американцы (а происками «коварных американцев» бывший первый секретарь ЦК компартии Казахстана обыкновенно объясняет все непонятные ему вещи, события и явления) зачем–то про–спонсировали свержение коллеги Назарбаева, выходца из той же советской политической среды и представителя той же самой генерации, что и он сам — хитрого старого лиса Эдуарда Шеварднадзе. Идея, что Шеварднадзе свергли не американцы, а грузины, возможно, и посещала казахского президента, но ненадолго — слишком уж она противоречила основным принципам его миропонимания.

Если почитать подшивки проправительственных казахских газет того времени, то сразу бросится в глаза: основной их темой было объяснение читателю того факта, что свергать президента нехорошо, ни к чему доброму это не приведет, а только к хаосу, краху и катастрофе. Что каждый член нашего процветающего общества должен повысить бдительность. Что иностранные силы вынашивают далеко идущие планы …

Оранжевая революция на Украине и неожиданное падение киргизского президента–профессора Аскара Акаева только добавили мрачных красок в и без того тревожную картину мира, сложившуюся в голове моего тестя. Естественно, на силу убеждения «КазПравды» и телеканала «Казахстан» он не сильно полагался, и потому имел основания подозревать, что на соседней Киргизии дело не остановится, и следующим в очереди окажется уже он сам.

Несколько раз на семейных обедах он поднимал вопрос, почему принадлежавшая мне самая популярная на тот момент в Казахстане частная газета «Караван» не участвует в обличении цветных революций. Но я имел некоторое представление о взглядах моих партнеров, которые управляли тогда этим изданием. Наша газета так и не присоединилась ко всеобщему хору сторонников «эволюционного, а не революционного развития». Не думаю, что Назарбаев не зафиксировал потом этот факт в моем «досье».

Но шли месяцы, а никаких признаков того, что коварные американцы готовятся заменить казахского автократа на кого–то другого, не обнаруживалось. Мой родственник начал понемногу успокаиваться. А успокоившись, принялся размышлять, как следует себя вести в сложившейся ситуации и какие выгоды из нее можно извлечь.

В январе 2006 года мой знакомый коллега–дипломат из Госдепа США в частном порядке поделился со мной информацией, которая, помнится, сильно меня удивила. Оказалось, что «коварные американцы» имели на Нурсултана Абишевича другие виды. Они начали убеждать его наладить отношения с новым грузинским руководством и начать инвестировать в разрушенную экономику закавказской республики, намекая на возможное смягчение позиции правительства США по некоторым важным для Назарбаева вопросам. А самым важным вопросом на тот момент уже был «Казахгейт».

Интересы американцев были очевидны: режим Саакашвили нуждался не только в политической поддержке (которую США ему обеспечили в полном объеме), но и в деньгах. Западные инвесторы вовсе не горели желанием вкладывать средства в грузинские объекты по одной простой причине: политические риски были настолько велики, что перекрывали собой перспективу возможных прибылей.

Время работало против нового грузинского президента и его иностранных покровителей. Бесконечно эксплуатировать свою харизму он не мог, нужны были экономические результаты. Иначе очередная волна недовольства и разочарования могла бы отправить его туда же, где уже находился товарищ Назарбаева по Политбюро ЦК КПСС — в политическое небытие.

Помнится, после разговора с американским коллегой я подумал, что в капкан многовекторности угодил не только мой родственник. Кому–то придется оплачивать все эти политические игры.

В домашнем кругу Нурсултан Абишевич мог долго разглагольствовать о коварстве американцев, о том, как они сдали Шеварднадзе. Однако отказать им в столь интересном предложении (так и тянет сказать — в предложении, от которого невозможно отказаться) было бы в сложившейся на тот момент обстановке непростительной ошибкой. Это с одной стороны. С другой — аллергия российского президента Владимира Путина на своего грузинского коллегу была так велика, что игнорировать ее нашему лидеру тоже было небезопасно. С третьей стороны … С четвертой … Словом, моему бывшему родственнику было не позавидовать. Но еще меньше — тем, кому придется «инвестировать» в сомнительные с точки зрения коммерческой выгоды грузинские проекты.

На роль инвестора Назарбаев назначил президента частного банка «ТуранАлем» Мухтара Аблязова. К моменту описываемых событий он вышел из тюрьмы и, после убийства его коллеги- конкурента, предыдущего президента банка Ержана Татищева, очутился в кресле руководителя.

Для неосведомленного читателя все это звучит, как пародия на мафиозный детектив, но это всего лишь описание общеизвестных событий времен правления нашего Дона Нурсултана.

Ержан Татищев был убит выстрелом в упор в автомобиле во время проведения охоты. Почему водителем в машине был офицер действующего резерва КНБ Виктор Козликин и криминальный авторитет «Мурка» из организованной преступной группировки «Дипкорпус» (М. Тохмадиев‑M. Tokhmadiev), остается загадкой до сих пор, хотя в 1999 году он задерживался органами КНБ и был сразу отпущен, сотрудники 5 департамента КНБ мне говорили, что с ним установили доверительные отношения. Это убийство полиция и МВД сразу же объявила «несчастным случаем на охоте». Несчастный случай произошел как нельзя кстати: Назарбаев простил Аблязова за некоторую допущенную ранее непокорность, Аблязов все понял и обещал впредь не отходить от генеральной линии и не заниматься политикой. Обоих связывали запутанные деловые отношения. В тот самый момент, когда Аблязов оказался на свободе, Татищев перестал быть нужен Назарбаеву. Как мне позже говорил Назарбаев, что за Аблязова поручились письменно два его друга–председатель КНБ генерал Дутбаев (с тоннами компрометирующих видеоматериалов) и президент государственной компании «Казатомпром» Мухтар Джакишев.

В октябре 2005 года состоялся официальный визит президента Назарбаева в Грузию. На сайте банка ТуранАлем до сих пор висят фотографии с торжественной церемонии на тбилисской площади Республики, во время которой два президента, молодой кавказский демократ и пожилой азиатский диктатор, торжественно заложили памятный камень в честь закладки фундамента гостиницы «Иверия». Это был компромиссный вариант, который, чтобы не раздражать Владимира Владимировича, не имел от греха подальше никакого отношения к проекту трубопровода Баку — Джейхан.

http://bta.kz/ru/press/news/2005/10/03/843/

Но, видимо, авторы идеи дали понять, что гостиница «Иверия» — это хорошо, но мало. Пришлось раскошеливаться на серьезные проекты.

К 2007 году Казахстан (в лице г. Аблязова и присоединившейся к нему впоследствии государственной нефтегазовой компании «Казмунайгаз») вложил в грузинскую экономику один миллиард долларов, и оказался на втором месте среди иностранных инвесторов в Грузии, и на первом — среди стран СНГ. Россия смотрела на финансовую активность в Тбилиси без всякого восторга, но никаких демаршей не предпринимала. Это убедило моего бывшего тестя, что он в очередной раз обвел всех вокруг пальца, и что для усиления эффекта полезно было бы к деньгам добавить политических спецэффектов.

6 марта 2007 года казахский и грузинский президенты подписали Совместное коммюнике, в котором говорилось:

«Рассмотрев ситуацию в конфликтных регионах Грузии, казахская сторона подтвердила приверженность мирному урегулированию конфликтов на территории Грузии и территориальной целостности в пределах ее международно–признанных границ».

Речь шла, естественно, о мятежных грузинских провинциях: Абхазии и Южной Осетии. Президент Назарбаев письменно подтвердил, что в случае военных действий на этих территориях право будет на стороне грузинского руководства.

Скорее всего, этот пункт коммюнике появился из–за следующего:

«Казахская сторона выразила признательность за содействие Грузии в вопросе вступления Республики Казахстан во Всемирную торговую организацию и поддержку кандидатуры Казахстана на пост председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в 2009 г».

Что случилось дальше, всем хорошо известно. Всего несколько цитат:

Газета «Коммерсант», 9 августа 2008

«Обсудив ситуацию с лидерами двух ключевых держав, Владимир Путин провел в Пекине встречу с ближайшим союзником России на постсоветском пространстве — президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, рассказав ему о жертвах среди мирного населения Южной Осетии и потерях российских миротворцев. «Это очень печально и очень настораживает и, конечно, это будет вызывать ответные действия», — предупредил премьер и отметил, что страны СНГ должны предпринять усилия для прекращения боевых действий со стороны Грузии. Нурсултан Назарбаев эту идею одобрил, а поведение Тбилиси осудил. Таким образом, Россия, чьи военные находятся в Южной Осетии как раз по мандату СНГ, фактически получила карт–бланш на увеличение там своего контингента».

Российское информационное агентство «Новости», 28 августа 2008:

Казахстан поддерживает Россию в действиях в Грузии и убежден, что Москва действовала в защиту мирных жителей Южной Осетии. Об этом заявил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Российское информационное агентство ИТАР-ТАСС, 22 сентября 2008:

В день официального визита Медведева Казахстан отказался от экономического проекта в Грузии.

…в ходе правительственного часа в парламенте Казахстана было объявлено об отказе Казахстана от строительства зернового терминала в грузинском порту Поти.

«От Поти мы отказались. «Продкорпорация» не будет заниматься строительством, в том числе в Поти, ясно, что этот вопрос сейчас связан с международными проблемами, с ситуацией в Грузии», — сообщил министр сельского хозяйства Казахстана Акылбек Куришбаев.

В сентябре 2008 года казахское правительство отказалось также от своего проекта построить в грузинском порту Батуми нефтеналивной терминал и нефтеперерабатывающую инфраструктуру. И хотя официальной причиной была названа недостаточная площадь принадлежащего Казахстану земельного участка, всем было понятно: Назарбаев сдал своего недавно обретенного партнера без боя.

Что же, как говорится, в сухом остатке?

«Батоно» Назарбаев в очередной раз продемонстрировал, что принятые им на себя обязательства и подписанные им документы стоят не больше бумаги, на которой они напечатаны.

Режим Назарбаева в очередной раз доказал, что его главный принцип во внешней политике — это отсутствие каких–бы то ни было принципов.

Но была еще одна мелочь, о которой почему–то никто не вспомнил. Сотни миллионов долларов, зарытые в грузинской земле …